В Благовещенске детская площадка стала домом для уток

Что делать, если во дворе нет детской площадки или она старая? Разбираем шаг за шагом

Хорошая детская площадка развивает воображение и ловкость детей, и не дает им заскучать. Увы, в большинстве дворов установлены разваливающиеся советские площадки, или типовые пластиковые игровые городки. Но что делать, если площадки нет вообще – требовать ее с застройщика, управляющей компании или муниципалитета? Мы разобрались в вопросе и расскажем, как отремонтировать старую детскую площадку или добиться установки новой.

Сколько должно быть площадок и какими они должны быть

В среднем по России на каждую семью приходится почти по 2 ребенка, которых нужно обеспечивать всем необходимым, учить, воспитывать и развивать. Но главное – этим детям нужно где-то гулять. Дети 90-х, которые сейчас сами становятся родителями, любят рассказывать о своих экстремальных «детских площадках» – заброшенных стройках, пустырях и промзонах. Но на дворе скоро наступит 2021-й, и ситуация начинает меняться.

Теперь почти в каждом дворе есть детские игровые площадки – либо советских времен и изрядно «уставшие», или современные – которые почти все «на одно лицо». Водить туда детей или не водить – дело каждого, а дело государства – определить, какой именно будет площадка (и будет ли она вообще).

Так, существуют нормативы по размерам детских площадок:

  • на каждого жителя должно приходиться 0,5-0,7 квадратных метров площадки;
  • для детей дошкольного возраста площадки могут быть небольшими – от 50 до 150 квадратных метров;
  • для детей школьного возраста – от 100 до 300 метров;
  • комплексные площадки – от 900 до 1600 квадратных метров;
  • все это должно составлять минимум 10% от площади квартала.

Несложно посчитать, что на каждый двор из 2-3 домов по 100-120 квартир нужно предусматривать достаточно большую детскую площадку. Другой вопрос – где ее размещать и какой она должна быть.

Что касается размещения, то требования такие:

  • от окон жилых домов до площадок для дошкольников должно быть не менее 10 метров, для младших и средних школьников – 20 метров, если площадка комплексная – минимум 40 метров, а если это спортивно-игровой комплекс – то все 100 метров;
  • от мусорных площадок минимальное расстояние – 20 метров;
  • на площадку должны попадать солнечные лучи минимум 3 часа в сутки;
  • на площадку должен быть доступ маломобильных граждан;
  • к площадке нужно предусмотреть дорожки (причем с кратчайшим путем для пешеходов);
  • желательно использовать при обустройстве разные породы растений, но внутри лучше не сажать что-то с цветами и плодами.

И если с размещением площадки еще возможны варианты (особенно если двор большой), то требований к самим площадкам столько, что любая «самодеятельность» не будет соответствовать строительным правилам.

Основные требования такие:

  • материалы – прочные, негорючие и нетоксичные. В приоритете дерево, металл, пластик, канаты, а для напольного покрытия – тартан;
  • у всех перил и ограждений должно быть нескользящее покрытие;
  • для детских горок – нормируется максимальное расстояние нижней части от земли (3,5 см), минимальный радиус закругления (5 см), наличие бортиков;
  • для качелей – нормируется расстояние от земли до самого места для сидения (40-60 см);
  • каждая площадка должна иметь паспорт безопасности;
  • все конструкции , построенные до 2005 года, нужно реконструировать;
  • всю площадку нужно обнести ограждением высотой от 70 см до 1 метра, с закругленным верхом, и сделанным из прочного материала;
  • все оборудование красится в яркие цвета.

По сути, в России есть всего несколько производителей готовых решений, которые соответствуют всем ГОСТам и СНиПам, и самый известный из них – это группа КСИЛ (известная по однотипным пластиковым детским площадкам, которые стоят по всей России). А если во дворе установить что-то нестандартное (пусть и интересное для детей), это может не соответствовать нормативам и рискует быть снесенным УК или местными властями.

Что делать, если застройщик оставил двор без площадки

Строительство жилья в России – одна из ведущих отраслей экономики, и квартиры в новостройках в последние годы продаются буквально миллионами. Строится почти все многоквартирное жилье в России по долевой схеме – то есть, сначала застройщик привлекает деньги дольщиков, потом оформляет под них кредит и на него строит дом. Слабое место этой схемы в том, что будущие жильцы дома покупают квартиры, видя лишь макет будущего квартала (а иногда – вообще вслепую).

Спустя 2-3 года дом достраивают, сдают в эксплуатацию, а с благоустройством территории возникают какие-то проблемы. Дорожек и газонов во дворе еще долго может не быть, вокруг все будет в строительном мусоре, а в лучшем случае застройщик обеспечит заявленное количество парковочных мест.

Что касается детских площадок, то с ними часто бывают проблемы:

  • либо их нет вообще;
  • либо они сделаны так, что ими невозможно пользоваться. Например, площадку размещают прямо посреди парковки на асфальте.

А бывает, что застройщик слишком формально выполняет свои обязательства – например, если ко двору относятся сразу несколько больших многоэтажек, одной площадки будет мало. Но проектировщики просто делают 2-3 одинаковые площадки одна возле другой – получается гигантская однообразная площадка. Некоторым родителям туда будет далеко ходить, а жители ближайших подъездов будут мучиться от повышенного уровня шума.

Но даже такие площадки застройщик установит, если они внесены в проектную документацию. И тут важно понимать разницу между официальной проектной документацией и рекламными буклетами. Если на схеме в рекламе будет изображена детская площадка, а в официальной документации ее не будет – застройщик просто не обязан ее устанавливать.

Основной документ, где должно быть все прописано – это инвестиционный контракт, заключенный между застройщиком и властями региона. Если в нем будут перечислены все объекты благоустройства, включая и детскую площадку, то она точно появится в итоговом варианте двора. Но если там всего этого не будет – то потребовать благоустроить двор у жильцов не получится.

Читайте также:  В Подмосковье запретили выставки собак из-за бешенства

На практике это приводит к конфликтным ситуациям, и проигрывают чаще всего жильцы. Например, есть типичная история из Уфы – во дворе 2 домов, где насчитывается как минимум 350 детей, обустроили только временную детскую площадку буквально на парковке (постелив резиновое покрытие прямо на бетон), и на ней могут поместиться максимум 10-15 детей. При этом в проекте застройщик обещал и большую детскую площадку, и большую парковку – но вместо этого поменял план и начал строить новые лома на их месте.

Власти города и района не видят ничего плохого в действиях застройщика, а чтобы обратиться в суд, нужно провести экспертизу. Стоит экспертиза более 200 тысяч рублей, и собирать их придется жильцам домов (большинство из которых и так выплачивают ипотеку).

То есть, лучше не ждать, что застройщик выполнит свои обещания – максимум он поставит стандартный пластиковый игровой комплекс, но часто и за это придется повоевать.

Когда площадку поставит город или управляющая компания

Поскольку существуют нормативы по обустройству детских площадок, ответственные лица обязаны их соблюдать. Но в случае с многоквартирными домами возможны 2 разных варианта развития событий – все зависит от того, какой статус имеет территория возле дома:

  • если участок оформлен как придомовая территория , за нее отвечает управляющая компания или ТСЖ;
  • если участок не оформлен, или место для установки площадки находится за пределами придомовой территории , это считается дворовая территория, и за нее отвечает муниципальное образование (то есть, администрация населенного пункта).

Чтобы участок относился к придомовой территории, его нужно заранее выделить и пройти кадастровое оформление (это нужно, например, чтобы установить забор вокруг дома или шлагбаум на въезде).

Если территория имеет статус придомовой, она принадлежит жильцам дома на праве общей долевой собственности. И отвечает за нее управляющая организация или ТСЖ (смотря как управляется дом). Но тут есть одна загвоздка – обустройство детской площадки формально не входит в работы по содержанию многоквартирного дома, и для этого придется собирать общее собрание собственников, а потом – еще и оплатить работы.

А если территория имеет статус дворовой, то за нее отвечает город. Правда, все понимают – город большой, дворов много, а денег в бюджете не очень. И благоустройство территории двора обычно возможно только в рамках программы «Формирование комфортной городской среды». Каждый год власти муниципальных образований отбирают проекты для участия в программе – а если их слишком много, то все решает голосование.

По программе во дворе бесплатно поменяют дорожное покрытие, отремонтируют тротуары, установят освещение, скамейки и газоны. Правда, сделать дополнительные парковочные места, забор со шлагбаумом и детскую площадку можно будет только при условии софинансирования этих работ со стороны жильцов (они обычно не входят в базовую программу).

Поэтому в обоих ситуациях все упирается в один вопрос – согласятся ли жильцы дома собрать нужную сумму и обустроить площадку? Скорее всего, деньги придется собирать только с семей с детьми (потому что остальным это не нужно), так что шансы на успех не очень высокие.

Если площадка уже есть, но старая

До этого мы рассматривали ситуации, когда детскую площадку строят с нуля – например, во дворе новостройки или там, где площадку по какой-то причине не построили ранее. Но чаще всего какое-то благоустройство во дворе есть, почти везде можно найти качели, горку и песочницу. Беда в том, что состояние этого всего может быть плачевным – что для детей не очень хорошо и вообще опасно.

Неважно, насколько старая площадка во дворе – если она уже есть и не соответствует нормативам, ее обязаны отремонтировать. Делать это будет тот, на балансе у кого находится территория – управляющая компания (если территория придомовая) или город (если территория дворовая).

Чтобы заставить УК отремонтировать детскую площадку, нужно немного:

  • составить заявление в свободной форме;
  • составить акт, в котором изложить претензии к площадке. Акт должен подписать председатель совета дома, и несколько жильцов – необязательно все или большинство. Созывать общее собрание собственников не нужно;
  • приложить фотографии площадки;
  • подать все это в УК, причем проверить, чтобы обращение зарегистрировали официально;
  • дополнительно можно отправить обращение на имя руководителя компании о необходимости привести площадку в порядок.

Учитывая, что городская администрация может проконтролировать состояние площадки (а если там кто-то травмируется, то этим вообще займется прокуратура), вряд ли в управляющей компании откажутся выполнить обращение. Разве что площадка нуждается в полной реконструкции, что будет стоить дорого – тогда работы могут отложить на какое-то время.

Если же площадка относится к дворовой территории, за нее отвечает город – и эти обращения нужно адресовать в администрацию муниципального образования. В Москве и крупных городах есть специальные сервисы (вроде «Активного гражданина»), куда можно отправить фото детской площадки, и ее достаточно быстро отремонтируют. Если такого сервиса нет – то обращения нужно писать в отдел городского хозяйства муниципального образования.

Как вариант, можно инициировать включение двора в программу «Формирование комфортной городской среды» – тогда власти отремонтируют не только детскую площадку, но и все остальное во дворе. Как это сделать – мы уже подробно описывали.

А если сделать все за свой счет?

Детские площадки от застройщика будут, скорее всего, самыми дешевыми из тех, которые соответствуют всем 14 ГОСТам. Если ее установит город, то в силу контрактной системы закупок это тоже будет что-то дешевое и стандартное. Если за ремонт возьмется управляющая компания, все может ограничиться ремонтом и покраской того, что уже есть.

Но что же делать, если жильцам хочется водить своих детей на действительно хорошую детскую площадку – как в лучших дворах Западной Европы (как об этом много рассказывают известные блогеры-урбанисты)? В этой ситуации остается взять все в свои руки.

Читайте также:  В Греции застрелили сбежавших из зоопарка ягуаров

Прежде всего, даже нестандартная площадка должна соответствовать всем ГОСТам – например, на ней должно быть оборудование и для самых маленьких, и для детей постарше, она должна соответствовать требованиям по материалам и безопасности.

Но просто взять и построить новый объект во дворе нельзя – тогда его признают незаконным и снесут. Чтобы все сделать по закону, нужно действовать по алгоритму:

  1. созвать общее собрание жильцов и собственников . На нем нужно принять решение об установке детской площадки и о том, какую максимальную сумму на это готовы потратить. Сумма будет разделена на всех пропорционально площади квартир;
  2. обратиться в администрацию города или района с предложением установить площадку и предъявить протокол собрания;
  3. администрация отправляет заявку в архитектурно-планировочное управление, которое составляет проект, исходя из пожеланий жильцов и суммы, которую они готовы потратить. При желании можно приложить свои эскизы и проекты (например, если в доме живет кто-то, кто умеет это делать);
  4. когда будет готов проект , придется снова созвать собрание жильцов и уведомить их об этом (а также о точной сумме, которую придется собирать с каждого);
  5. дальше нужно будет согласовать проект со всеми основными ведомствами (земельное, архитектурное управления, Роспотребнадзор и т.д.);
  6. когда все согласования и разрешения есть, можно выбрать подрядчика . Может быть, это будет единственный конкурсант, может – придется устроить целый тендер;
  7. составить договор с исполнителем, где указать стоимость работ и полный состав того, что появится на площадке.

Стоить строительство будет, как правило от 100 до 600 тысяч рублей – из расчета на каждую семью сумма может выйти в размере 3-4 тысяч рублей. Обычно можно выбрать из нескольких моделей, которые есть на любой бюджет.

Проще всего будет построить новую площадку на месте старой – тогда согласований придется проходить минимальное количество.

После окончания строительства площадку нужно будет принять в общую долевую собственность жильцов – с этого момента за нее будет отвечать управляющая компания.

В бобруйский приют для бездомных животных подбросили петуха

Бобруйское ООЗЖ «Добродетель» нуждается в Вашей помощи и поддержке

    14.05.2020 20891 просмотр 8 комментариев Нуждаются в помощи

ООЗЖ «Эгида» регулярно рассказывает со своей площадки об организациях, реально решающих гуманным путем проблемы бездомных животных в Беларуси. Как ни парадоксально, но государство финансирует только коммунальные службы для отлова и отстрела котов и собак на улицах. А всю реально гуманную, но самую дорогостоящую работу по спасению и содержанию бездомных животных (что не должно не радовать нашу власть) взяли на себя благотворительные общественные объединения защиты животных. Добросердечные соотечественники поддерживают и финансово и иными способами волонтеров, помогающих братьям нашим меньшим выжить и обрести качественную жизнь.

Сегодня мы хотим рассказать об ООЗЖ «Добродетель» в Бобруйске. Узнав о работе этого ООЗЖ, «Эгида» надеется, что Вы захотите помочь поддержать эту организацию, потому как без помощи Вас, ребятам, которые взвалили на себя, казалось бы, невозможное, очень непросто. Бюджет финансирует отлов и эвтаназию (часто – варварскую). Как пример: городской пункт отлова, временного содержания и эвтаназии на Гурского 42 в Минске. На него идут наши налоги, к тому же предприятие ведет коммерческую деятельность, а параллельно постоянно в соцсетях: «Собираем, собираем. Нужно для животных на Фауне» и т.п. Простите, а куда девает Фауна деньги от государства и своей коммерческой деятельности? Вы не знаете? Ну и мы не знаем, кроме как: машины на отлов, эвтаназия, утилизация трупов, зарплата. А где обеспечение в этом месте качественного содержания животных? Зачем собирают с народа? Правильно будет, если народ поддержит волонтеров, которых не финансирует никто, кроме добрых людей.

Среди тех, кому нужна финансовая поддержка – ООЗЖ «Добродетель» в Бобруйске. Волонтеры «Добродетели» курируют и спасают (а точнее – выкупают) животных из БУКСАПа, который является пунктом временного содержания животных и их дальнейшего умерщвления, а потом с финансовой помощью людей лечат, стерилизуют, содержат и устраивают этих животных. «Отлично» устроились коммунальщики: их содержит государство, а они продают отловленных ими собак и котов волонтёрам – бесперебойный круговорот. Иногда думаешь: вот почему властям невыгодно принимать правильные законы и правила, которые будут гуманно регулировать численность бездомных животных. Им зачем прекращать появление бездомных животных? Они же тогда лишат армию служб отлова легкой работы и неплохих зарплат! Власти, пожалуй, выгодны правила, где не ограничение и контроль за разводом, стерилизации, приюты и чипирование, которые станут во главе решения проблемы, а такие законы, где будет все устроено так, чтобы бездомные животные не заканчивались и не останавливалась работа по отлову и отстрелу, а волонтеры у них постоянно «отоваривались» обреченными на смерть. Всегда зло может зарабатывать на добре. Государство ловит и ловит, а волонтеры у него выкупают и выкупают. Как выкупает у государства несчастных котов и собак «Добродетель».

Три года назад ООЗЖ «Добродетель» арендовало у ОАО «Теплоэнергетики» в голом поле 12 соток земли, где началось обустройство приюта. Сегодня в этом месте стоит 45 вольеров и 50 будок. Есть стационар, полевая кухня и бытовка. Но одной кухни уже не хватает. «Добродетель» готовится к приобретению второй, на что начался финансовый сбор, и каждый из Вас может в этом поучаствовать!

В приюте 187 собак и 26 котов. В вольерах собаки сидят от 2 до 9, в зависимости от роста и характера. Есть и старички, они в основном сидят по 2 в вольерах. И к ним особое внимание: волонтеры понимают, что шансы на устройство старых собак невелики, значит, им доживать в приюте, и потому вдвойне к ним внимательны. Инвалидов в приюте нет, кроме одной собачки, у которой старая травма позвоночника.

И на такое действительно внушительно количество хвостиков в приюте «Добродетели» в Бобруйске всего четыре волонтера. Эти по-настоящему милосердные люди каждый день дарят свои время, силы и заботу собакам и котам, которые по вине людей (вернее – недочеловеков) оказались никому не нужными. Каждый день волонтеры организации борются за жизни, не виноватых в своей нелегкой судьбе, питомцев. Параллельно тому, как команда бобруйской «Добродетели» помогает бездомным животным, выкупает их из места временного содержания, где их ждет страшная смерть, появляются недочеловеки, которые регулярно под ворота приюта подбрасывают своих питомцев, как надоевшие игрушки.

Читайте также:  В Липецком зоопарке подрастает уникальный детёныш осла и зебры

Но, к сожалению, у каждого ООЗЖ, у каждого приюта, на каждой передержке и т.д. резервы не бесконечны: ограничены и финансовые, и территориальные и физические возможности. А в случае бобруйского приюта: 4 волонтера не могут вынести на своих плечах всех животных в отлове БУКСАПа, на улицах и тех, от кого отказались!

Основные статьи расходов в ООЗЖ «Добродетель»:

  • В приюте двухразовое питание: в день варится 500 литров каши, на что уходит 80 кг. крупы, 10 кг. комбикорма и 20 кг. мяса. В сумме это получается 120 бел. Выходит, что в месяц необходимо собирать порядка 3600 белорусских рублей.
  • Выкуп обреченных на смерть у государства обходится волонтерам недешево. Бобруйская усыпалка требует у волонтеров полную стоимость за их содержание там (хотя, по сути, на содержание этих страшных мест и животных там государство выделяет деньги). Всё тем же законом установлен крайний срок содержания животных в усыпалке – 5 суток, на 6 день усыпление! 1 сутки содержания стоят 4,62 белорусских рублей, то есть, необходимо собрать 23,1 бел. руб. + заплатить за разовую регистрацию этого животного 5,77 рубля Беларуси. В итого, чтобы выкупить одного хвостика, необходимо отдать 28,87 белорусских рублей. А, напомним, выкупы несчастных происходят постоянно.

Волонтеры «Добродетели» обращались к директору БУКСАПа, в горисполком, в облисполком, в министерство ЖКХ, в прокуратуру с просьбой бесплатно забирать животных из отлова. Вердикт: «будете платить, как все». Вот и платят за жизни.

  • Обслуживание в ветеринарных клиниках: лечение, стерилизация, вакцинация. А содержатся животные в приюте до устройства. Мы не будем перечислять прейскуранты ветклиник и цены на вакцины и прочие ветпрепараты, мы с вами все знаем, что это дорого. А когда их не 1, а порядка 200 – это невозможно осилить без поддержки добрых людей!
  • Невероятно, но, нам так видится: наше государство готово только к отстрелам и эвтаназии: приютов государственных нет и, думаем, еще долго не будет. А вот среди народа добрые люди своими силами решают (конечно, локально) цивилизованно и гуманно вопросы котов и собак, оказавшихся за бортом жизни.

    Сегодня мы рассказали о благотворительной организации в Бобруйске с прекрасным именем – «Добродетель». Мы просим неравнодушных людей Беларуси, а особенно жителей города Бобруйска и Могилевской области (это же Ваш город и Ваша область!) финансово поддержать волонтёров решать на своей малой родине вопросы спасения животных!

    Как можно помочь:

    • Первая и главная помощь: не покупайте, пока есть бездомные животные. Берите в приюте! Посмотреть фото животных приюта «Добродетели» можно в Instagram или Вконтакте, а также приехать и выбрать.
    • Постоянно нужна помощь руками: уборка, выгул, готовка, кормление, поездки в ветклиники и т.д.
    • Нужны строительные материалы.
    • Постоянно необходимы:
      – Сухие корма для взрослых собак, щенков и котов;
      – Кошачий наполнитель;
      – Крупы;
      – Обработка от блох и клещей.

    Важна финансовая поддержка! Реквизиты для финансовой помощи:

    • Р/С BY51AKBB31351117101017100000Б
      BIC AKBBBY21703
      УНП 790612822
      Получатель: БООЗЖ «Добродетель»
      Назначение: пожертвование
    • Система «Расчет» (ЕРИП):
      ЕРИП → Общественные объединения → Защита животных → Добродетель → пожертвовать.
    • С помощью SMS-сообщения (только МТС и Лайф)
      Отправьте на номер 553 SMS-сообщение (не тарифицируется) вида:
      582
      Введите Ваши фамилию и инициалы без пробелов
      Пример SMS-сообщения: 582 ГромовАИ 5

    Все вопросы можно задавать по телефону:
    +375 (29) 627-62-69, Ирина Ковалерова, Председатель БООЗЖ «Добродетель»

    К кому обратиться за помощью для бездомного животного?

    Многие граждане СНГ считают, что можно кому-то написать либо позвонить, чтобы попросить о помощи для беспризорной кошки или собаки. Поэтому некоторые интернет-пользователи ищут в Глобальной сети информацию о том, к кому обратиться за помощью для бездомного животного. Они находят адреса электронной почты и даже телефоны, но их шокирует отношение тех, кто обязан либо вызвался оказывать помощь бездомным животным.

    Что происходит при обращении в государственные организации, приюты, крупные сообщества и к волонтерам?

    Как показывает практика, 99 % зоозащитников глухи к страданиям бездомных животных. А 80 % из них просто зарабатывают на проблемах кошек и собак. Работники приюта, зоозащитного сообщества, благотворительного фонда или волонтеры не пошевелят и пальцами, чтобы помочь даже истекающему кровью четвероногому. А потому, в общем-то, бесполезно писать им и звонить в надежде на помощь с их стороны. Они просто отфутболят, сославшись на то, что кто-нибудь все равно поможет пострадавшему.

    Если обратиться в государственную организацию, занимающуюся отловом бездомных животных, то несчастное четвероногое попросту добьют, если оно сильно пострадало от транспорта либо от рук живодера. А здоровое будет отловлено и позже уничтожено. При этом не используются гуманные методы, а только жестокие. Поэтому не стоит надеяться на человечное отношение отловщиков к найденному животному.

    Можно ли помочь четвероногому, написав пост в соцсети?

    Нередко дамочки, которых мучает совесть, но лень и равнодушие не позволяют сделать что-то полезное для других, пишут сообщения в социальных сетях, приписывая что-то типа: «не пишите негативных комментариев, почему сама не возьмешь домой, почему не свозишь к ветеринару». Они не понимают, что своими темами они не помогают, а только бесполезно тратят свое время и нередко время жизни покалеченного животного.

    Из всех обращений людей к общественности в социальных сетях, только в 10 % случаев нашлась помощь для беспризорных животных. Одни из них были направлены совместными усилиями в ветеринарные клиники, но потом снова оказались на улице. Другие же стали членами семей. А остальные 90 % животных, даже раненных либо кем-то покалеченных, остались без какой-либо помощи со стороны людей. Так зачем писать в никуда, надеясь на то, что кто-то поднимется с места и поедет либо полетит за сотни или за тысячи километров, чтобы спасти животное? Кроме нашедшего, пострадавшему четвероногому некому помочь! Это следует осознавать.

    Что делать, если нужна помощь беспризорному животному?

    1. Здоровая собака или кошка нуждается в постоянном месте проживания, полноценном питании и чистой питьевой воде. Однако не у всех людей есть возможность взять к себе такое животное. Поэтому многие просто подкармливают своих четвероногих друзей, оставляя их обитать там, где они их повстречали. В принципе, это неправильное отношение к животным, стоит помогать комплексно, пристраивая четвероногих к хорошим людям. В этом отлично помогают посты с фотографиями в социальных сетях.

    2. Совсем другая ситуация с щенками и котятами. Чтобы представлять, что переживает четвероногий малыш, стоит вспомнить себя в детстве и представить себя крохой на проезжей части либо голодным вымаливающим у равнодушных прохожих крошку чего-нибудь съестного. Детишки собак и кошек неповинны в том, что они оказались на улице и без мамы. Их организмы требуют воды и еды. А эти крохи не понимают и не представляют, где они это все могут добыть. Эти беспризорные крохи оказываются в настоящем аду там, где люди шикуют, празднуют и запросто выбрасывают в мусор все то, что могло бы спасти малышам жизнь.

    Если на улице встретился щенок или котенок либо несколько малышей, не нужно искать кого-то в городе, в социальных сетях либо в интернете, кто согласился бы о них позаботиться. Такого человека не найдется. Крохи встретились тому, кто должен им помочь! А потому не нужно успокаивать свою совесть фотографиями, выставленными в соцсети. Это не поможет! Надо взять малышей к себе в дом либо в квартиру. Отвезти в тот же или на следующий день к ветеринару и заняться их лечением.

    Только в пристройстве и при сборах денег социальные сети и волонтеры могут стать полезными. С их помощью можно собрать финансы на лечение и прививки щенков либо котят. А кроме того, через соцсети малышей можно пристроить к надежным хозяевам. Именно так делает Сергей Потапов, понявший, что без его помощи четвероногие крохи попросту не выживут. Так же должен поступать каждый человек!

    3. У раненных, заболевших либо покалеченных бродячих взрослых или маленьких животных так же мало шансов получить помощь, если они оказались на пути безответственного любителя делать фотографии. Такой, как правило, размещает пост в соцсети, оправдываясь тем, что спешил на работу, дома маленький ребенок, нет машины, нет денег и прочего. Но по сути, он просто прикрывает свои лень и равнодушие, пытаясь подавить угрызения совести. Ведь он не оказал измученному существу никакой помощи.

    Нужно быть недалеким, чтобы не понимать, что читатели таких постов не сорвутся с места, чтобы найти больное или раненое животное и оказать ему помощь. Люди в большинстве своем равнодушны. Их не интересует, что происходит с кем-то, им «своя рубаха ближе к телу». Если кому-то повстречался четвероногий, которому необходима ветеринарная помощь, значит, судьба бросила этому человеку вызов, заставляя его показать лучшие качества. Но как правило, люди показывают только гниль в душе — оставляют четвероногих в одиночестве умирать.

    Никому не надо рассказывать о том, что необходимо вызывать скорую помощь, если человеку стало плохо или он оказался жертвой дорожно-транспортного происшествия. Но почему-то многие считают, что не могут сделать то же самое для собаки или кошки. Понятно, что нет бесплатной ветеринарной помощи. Но она становится такой, если после спасения четвероного собрать на его нужды финансы в соцсетях. Помогать на самом деле не так уж и сложно, как это может показаться на первый взгляд. Главное — хотеть помочь!

    Покалеченное либо заболевшее животное умирает не только от ран, болевого шока и болезни. Оно в это же время страдает от голода и жажды. Несложно представить себя на его месте, вспомнив, о том, каковы ощущения при заболевании гриппом. Но это мизер страданий по сравнению с тем, что переживает кошка либо собака, попавшая под машину или ставшая жертвой живодера. Если проходящий мимо человек не окажет ей помощь — не отвезет в ветеринарную клинику, то она будет долго, медленно и мучительно умирать. И виновен в этом будет тот, кто прошел мимо — показал свое равнодушие к живому. Это та самая проблема, которая делает этот мир жестоким.

    Если встретилось бездомное животное, нуждающееся в медицинской помощи, следует сразу отвезти его к ветеринару. Не нужно оправдываться перед своей совестью, придумывая, что на это нет денег и возможностей. Надо просто спасти жизнь! Это вовсе не так сложно, как может показаться на первый взгляд. Не стоит искать, к кому обратиться за помощью для бездомного животного. Следует проявить собственную ответственность.

    Нужно заметить, что далеко не каждый ветеринар принимает бездомных животных. Многие врачи, просто делающие деньги на четвероногих, безразличны к их страданиям. А потому отказывают в приеме даже тяжелым пациентам, ссылаясь на то, что у тех нет прививок и животные могут быть разносчиками болезней. Такие ветеринарные клиники надо обходить стороной. Там работают не помощники животных, а обычные «мясники».

    Находясь рядом с покалеченной собакой или кошкой, надо обзвонить несколько ветеринарных клиник, чтобы понять, куда стоит ехать. Телефоны ветеринаров можно узнать в интернете или в телефонной справочной. Затем нужно вызвать такси и отвезти животное к врачу. Некоторые ветеринары соглашаются оказать срочную ветеринарную помощь с выездом к пострадавшему. Стоит помнить, что все это стоит денег. Обращаясь за помощью, не нужно забывать спрашивать о цене, если животное не покалечено, а только болеет. В ином случае надо стремиться быстрее оказать ему помощь, чего бы это ни стоило.

    Потраченные средства можно будет вернуть, написав после спасения четвероногого соответствующий пост в социальной сети. Люди будут скидываться на лечение и передержку для животного и так удастся вернуть потраченные деньги. В ветеринарной клинике вероятно после операции врач объяснит, что делать, если нашел бездомное животное, которое необходимо лечить. Он пропишет лекарства, разъяснит, как и чем кормить пациента. На все это тоже можно собрать деньги в социальной сети. А уже позже, когда четвероногий поправится, там же надо искать ему заботливого хозяина.

    Животное, которое было доставлено в клинику, редко перенимают волонтеры или приюты. Такое делают только Валентина Силич из города Грязи и работники приюта для бездомных животных «Дари добро», расположенного в Новосибирске. В остальных городах России и стран СНГ таких добровольцев сложно найти, если, вообще, возможно. Поэтому нельзя бросать животное в клинике. Его могут выставить на улицу или усыпить. Надо следить за его состоянием и после выписки забрать к себе либо отвезти в частный приют. Государственные лучше обходить стороной. Ведь там никто не заботится о четвероногих и нередко их просто усыпляют либо уничтожают варварскими способами.

    Почему не удается найти того, кто мог бы помочь бродячему четвероногому?

    Следует понимать, что нет смысла обращаться за помощью к кому-то, если четвероногое сильно пострадало или является совсем маленьким. В этом случае время идет на часы или даже минуты. Спасти жизнь — основная задача того, кто встретил на своем пути несчастное животное. Не нужно думать, что крошечный щенок либо котенок или покалеченное животное сможет самостоятельно выжить. Бродячими четвероногими на просторах СНГ занимаются редкие организации и милосердные люди. Спасая очередного страдальца, они тоже задумываются над тем, куда деть его и где найти на него средства. А потому не спешат помогать, игнорируя каждое новое обращение.

    Чтобы понимать, почему эти люди так делают, нужно осознать, что у них, как правило, по сотне питомцев. И каждый требует немалых денежных средств, как, в общем-то, и времени. Спасатели четвероногих прикладывают усилия, чтобы хоть как-то вытянуть тех, о ком они уже заботятся. Каждое новое животное является для них настоящей обузой. Мало кто это понимает. Люди не осознают, что каждому легче позаботиться об одной кошке либо собаке. Чем одному о сотнях или тысячах питомцев.

    Например, Валентина Силич не может отказать тем, кто привозит к ней животных. А потому оказалась в ситуации, когда соседи сделали все, чтобы через суд выселить ее приют. Она спасла более 3 000 собак и кошек. Но у нее сейчас осталось 1 000 животных. Средства на них она собирает повсюду, вымаливая у людей копейки. А когда ей становится совсем туго, она берет очередной кредит. Каждый, кто привел к ней четвероногого, мог сам позаботиться о нем. Безответственный человек не обеднел бы, если вылечил и кормил бы своего питомца. А вот для таких спасателей, как Валентина Силич каждый день — борьба за выживание.

    Другие люди — мнимые зоозащитники просто зарабатывают деньги, описывая в сети больное или покалеченное животное. Они могут, вообще, не вникать в его ситуацию, многие даже не видели тех жертв цивилизации, о которых пишут. Ведь эти люди собирают деньги себе на счета на собственные нужды. Никто не контролирует таких «зоозащитников», а они создают крупные сообщества в соцсетях, выставляя напоказ неполные отчеты. Ведь никто из них не предоставляет общественности банковские выписки, показывающие настоящие суммы, поступившие на их счета. И таких дельцов можно найти чуть ли не на каждой второй странице, посвященной якобы спасению животных.

    Есть и такие люди, кто знает, что нужно делать с найденным животным. Они могут откликнуться на просьбу оказать помощь животному и некоторые из них даже приезжают, чтобы забрать пострадавшего и отвезти в клинику. Но большинство волонтеров заботится о четвероногом до тех пор, пока может собрать на него деньги. Речь, конечно же, идет не о средствах, которые должны быть потрачены на нужды собаки либо кошки, а о деньгах, помогающих нечестным людям быть зажиточными. Как только животное перестает интересовать общественность, оно оказывается на улице. Причем куратора не интересует, в каком оно состоянии. Питомец может страдать от болей, ран либо болезни. Но если денег на него не поступает, «волонтеру» наплевать на четвероногого.

    Все-таки лучшим вариантом является, когда нашедший курирует найденное животное. В этом случае человек приложит максимум усилий для того, чтобы четвероногий быстрее поправился и оказался в хороших условиях у ответственных людей. Найти хозяев для натерпевшегося животного не так уж и сложно как в СНГ, так и за его пределами. В интернете существуют немецкие и американские сайты, где можно выставить объявление, даже находясь в России. Так спасенный бездомный зверь обретет лучшие условия для существования.

    Что будет, если не помочь бездомному животному?

    Щенок или котенок, повстречавшийся на пути равнодушного человека, наверняка станет жертвой природных условий или жестокости мира людей. Ребенок, не важно, чей он, человеческий или животного, не способен позаботиться о себе. А потому, оставаясь на улице один на один с огромным опасным миром, он обладает ничтожным шансом на выживание. Поэтому важно не искать ответственных и желающих помочь малышу, а стоит самостоятельно оказать крохе помощь.

    Попавшее в страшную ситуацию животное — ставшее жертвой обстоятельств или людей, покалеченное либо больное слишком ослаблено, чтобы позаботиться о себе. А самое ужасное — оно испытывает очень сильную боль, которую ничем не может заглушить. Покалеченный четвероногий нуждается в скорой медицинской помощи даже тогда, когда люди, проходящие мимо, совсем этого не осознают. В полноценном обществе спасают любую жизнь. Об этом не стоит забывать, когда приходится сталкиваться с чужой болью.

    Котенок либо щенок наверняка умрет на улице, слоняясь в поисках мамы, пищи и воды. И его смерть может оказаться далеко не легкой и не мгновенной. Нередко малыши умирают мучительной смертью из-за обезвоживания и голода или ставясь жертвами транспорта или жестоких людей либо голодных животных. Покалеченные четвероногие умирают, как правило, медленно в течение нескольких суток, страдая от невыносимой боли, голода, жажды и каких-либо паразитов, как, например, от личинок мух, которые въедаются в плоть.

    От этой жуткой участи не помогут ни фотографии, ни посты в социальных сетях. Ведь сочувствующих издалека очень много. А вот тех, кто на самом деле способен спасти — единицы. Не нужно искать того, кто может помочь, надо стать им, если пришлось встретить детеныша собаки или кошки либо пострадавшее животное. Если каждый человек будет поступать правильно, столкнувшись с чужими страданиями, мир станет лучше.

    Нужно осознавать, что между пострадавшим человеком и животным нет абсолютно никакой разницы. Они оба живые и им обоим одинаково больно. Так же нет различия между детенышем четвероногого и ребенком человека. Они одинаково беззащитны и не обладают опытом выживания. А потому в одинаковой мере нуждаются в поддержке более опытных существ — взрослых людей.

    Если равнодушно пройдешь мимо крошечного или пострадавшего животного, будешь всю жизнь думать о том, почему не оказал помощи, когда мог это сделать. В какой-то момент поймешь, что никакое время не может вытравить из души те сожаления и угрызения совести, что возникли из-за малодушия и бездействия.

    Будни приюта для животных: «Хочется взять дубину и прибить этого человека»

    Многие думают, что петрозаводский приют для животных – это вечное мимими: няшные котики и песики, которыми можно бесконечно умиляться. И никто не знает о суровых буднях приюта, который сегодня вынужден выживать. Помогать приюту — работать в постоянном стрессе. Многие волонтеры не выдерживают и уходят. Мы попросили волонтера рассказать, как сегодня живет приют.

    Животные – это жизни. На балансе приюта 170 жизней: 90 собак и 80 кошек! Многие думают, что приют — это покормить, поиграть, максимум погулять. А какая адская работа стоит за этим! В приюте работают несколько сотрудников. Приют не может предложить большую зарплату, которой бы он мог заинтересовать человека. А работа тяжелая. Мужчины многие приходят и сразу же уходят. Они говорят: «Мне легче в такси сидеть». В приюте нет центрального отопления, каждое утро начинается с растопки 4 печей, на которых варится еда животным. Кухня находится в небольшом неотапливаемом помещении. И работать надо в снег, в дождь, в слякоть. В день уходит 40 килограммов крупы. Это три больших бачка каши. Кроме того, два раза день сотрудникам надо выгулять 90 собак! Это сложно физически! Так, в приюте есть собака Груня. Ей изверги проткнули бедро, не двигается задняя часть. Передние лапы ходят. Чтобы выгулять собаку, мы перехватываем заднюю часть поводком и таскаем на весу.

    Животные часто попадают в приют больными: с переломанными лапами, покалеченные. Вновь поступившие кошки часто страдают от тоски, потому что вынуждены сидеть в небольших клетках в карантине. Дважды в день больным животным нужно делать ветеринарные назначения. Это антибиотики, капельницы, уколы, все как у людей, по 2-3 раза в день. Поэтому каждый месяц из ветклиник приходит счет на десятки тысяч рублей. Приезжают сами в приют, делают скидки и постоянно нам помогают врачи Александр и Елена Бокаревы.

    Текучка кадров постоянная. Это очень сложная работа. Для руководства и постоянных активистов приюта это очень сложная работа — бывает не выдерживают психологического напряжения и уходят. Бывает, что всё это буквально сказывается на здоровье. Представьте, вам коробками коробками приносят щенков или кошек — бывает по десятку в каждой! Хочется взять дубину и прибить этого человека. Или ситуация: полтора года назад семья взяла собаку из приюта. А недавно взяла и кошку. А потом вернула собаку со словами, что кошка и собака не сдружились. Когда поработаешь в приюте, отношение к людям меняется.

    Помещение для администратора приюта

    Водопровода в приюте нет. Воду привозят волонтеры из колонки. В день уходит 2000 литров, из них питьевой воды 200 литров. Собак не кормят сухим кормом, потому что при таком питании постоянно нужна вода, а она просто замерзнет в открытых вольерах. Кошки живут в теплых вольерах, но кормить их «Китекатом» мы не можем: дороже потом обойдется лечение.

    Люди думают, что приют обслуживают волонтеры, но это невозможно. Это миф. Никто из нас 365 дней в году не находится в приюте. Вы один раз придете в приют, три часа посмотрите и все. А за собакой надо ухаживать ежедневно.

    ЧП случаются каждый день. Каждый день надо срочно решать какую-то сложную ситуацию. Недавно из квартиры на Сортавальской, хозяйку которой увезли в психиатрическую больницу, пришлось забрать 30 кошек. Все огни истощенные, полубольные. Или из квартиры на Белинского мужчина выбросил пять мешков кошек! Два мешка разбрелись, а три попали к нам. Практически ежедневно животных надо куда-то возить. Машины у приюта нет, и тут опять же просишь помощи у волонтеров.

    Важнее материальных человеческие ресурсы. Вот где настоящий дефицит! Сейчас в приюте 5-7 постоянных волонтеров на весь город, которые готовы помогать каждый день. Никто не хочет ежедневно тратить свое время на приют. Мы тоже хотим пойти в кинотеатр, у нас есть родственники, друзья. Когда вникаешь в приют, тебе сложно бросить. Но мы знаем, что в какой-то момент человек сорвется и растворится. Эмоционально тяжело, когда кошки трутся о прутья клетки, все тянут к тебе лапы с мольбой в глазах: «Выбери меня». Либо вы помогаете, а потом эмоционально отдыхаете, либо психика поедет.

    Люди часто обижаются, что они, мол, собрали помощь, а мы не можем приехать и забрать ее. Но мы физически не можем оперативно объехать 10 адресов из-за пачки крупы, поэтому просим если возможно самим привезти подарки в приют.

    В месяц на содержание приюта уходит 250-300 тысяч рублей. Помимо еды нужны дрова, сено. В день расходуется примерно 0,3 куба дров . В приюте 8 печей. В зимние месяцы необходимо 2 тонны сена. Ежедневно убираются вольеры для собак и клетки для кошек, расходуется 8 больших мешков опилок и более 10 кг наполнителя для кошек. За свет мы платим по 20 тысяч рублей в месяц. При том электричество есть лишь в нескольких помещениях: в медблоке, в помещении у кошек и двух теплых передержках. При этом электроэнергия нами постоянно экономится.

    В приюте есть так называемые кураторские собаки. Это те, у которых есть куратор. Куратор, в случае болезни берет на себя расходы по лечению собаки. Также он платит каждый месяц взнос – тысячу рублей на содержание собаки. Кураторских собак 30, у остальных 60 нет кураторов. Люди не хотят брать ответственность. Они хотят сдать найденную собаку в приют и все. Но сегодня приют не может принять всех и решить проблемы всего города.

    Волонтер Галина спасла Мишку: у собаки был передом лапы после наезда автомобиля. Лечением было непростым и мучительным. Сейчас спасенный пес чувствует себя хорошо. А Галина продолжает быть его куратором.

    У приюта есть три постоянных спонсора, но подавляющая доля средств все равно собирается простыми горожанами. Люди часто откликаются на просьбы о помощи. Но ведь это надо обзванивать всех. Сегодня волонтер пообзванивает, а завтра ему уже будет некогда. Найти много инициативных людей, которые доведут дело от а до я, очень сложно. В Питере и в Москве у приютов есть постоянные спонсоры, и у них не болит голова, где в очередной раз достать деньги.

    Во время акций в магазинах удается собрать 300-400 тысяч, но такие результативные акции в крупных торговых центрах бывают лишь пару раз в год. Всегда найдутся люди, которые скажут, а куда вам столько денег? Каждый раз после акции мы получаем агрессию в свой адрес.

    Да, у нас бездушные люди. Поработав в приюте, я могу так жестко сказать. Люди говорят: «Приют — это классно. Он нужен». Но я иногда прихожу к выводу, что приют не нужен нашей общественности. Волонтеров, которые готовы решать серьезно проблемы, мало. Не просто прийти дать корм и все. Все хотят пожалеть, но никто не хочет тратить свое время на помощь. Жалостью сыт не будешь. В нашей группе в «ВКонтакте» 16 тысяч человек. Если каждый бы жертвовал хотя бы 100 рублей, мы бы хоромы отстроили.

    В среднем в месяц новых хозяев находят 2-20 собак. Такая непостоянная статистика. Так, в сентябре домой уехали 30 собак, в ноябре – всего одна. Как правило, у взрослой собаки сформированы характер, психика, темперамент, они менее избалованы и после приюта, улицы любят хозяина безгранично. Кошек пристраивать легче. В месяц можем раздать до 15 кошек. На выставке-раздаче удалось пристроить 30 кошек.

    Бывают эмоциональные всплески, кто-то говорит: «Давайте закроем приют». Но как? Животные-то в клетках. Открыть клетки? Приют нужен, но он не может решить проблемы бездомных животных во всем городе.

    Бизнес на бездомных животных еще более подлый, чем на наркотиках

    Дикая история произошла в Казахстане. Кавказская овчарка напала на хозяйку, откусила пол-лица и почти по плечо отхватила руку. У нынешней владелицы собака появилась год назад. До этого обреталась у других людей. И уже тогда вела себя агрессивно. После очередного инцидента от нее предпочли избавиться. Усыпить животное не дала та самая сердобольная женщина, которую сейчас искалечил пес. Кстати, овчарка по-прежнему жива-здорова — после случившегося ей снова ищут передержку.

    Тему мнимого милосердия очень тяжело поднимать. Мы не кровожадны и тоже обожаем зверюшек. Но когда люди выступают за запрет уничтожения бешеных животных или, как в приведенном примере, собаки-кусаки с явным сдвигом по фазе, вряд ли это говорит об их доброте. Пообщалась с теми, кто по роду деятельности сталкивается с подобными ситуациями. Как и предполагала, все намного сложнее. В большинстве историй — казахстанскую исключим — речь вовсе не о тонких душевных настройках, — действует простой житейский расчет.

    Несчастные собачки, искалеченные кошечки — мы постоянно видим в новостной ленте фотографии животных, на лечение которых просят перечислить деньги. Вы переводите? Я нередко. Ну что такое 300-500 рублей? Крохи. А возможно, они спасут чью-то жизнь. Уверена, так рассуждают многие: приятно быть хорошим и добрым.

    — У меня эти побирушки с украденными фотографиями появляются каждый раз, как только я захожу в «Фейсбук», — слова Светланы Машистовой, спецкора «Русфонда», непримиримого борца с «токсичной благотворительностью», — как ушат холодной воды.

    Светлана Машистова рассказала о нерпенке Крошике, спасенном питерскими энтузиастами

    — В чем отличие собачьих-кошачьих сборов от человеческих? — продолжает Светлана. — В сборах на людей есть масса ограничений. Нельзя смаковать описание болезни, постить ужасные фото. А если вы собираете на собачку — никто не обвинит в излишней жестокости. Часть животных калечат сами сборщики, и это доказано. В грязном деле участвуют ветврачи, готовые проводить не самые гуманные операции. В 2018 году доброхоты собирали деньги на борзую, умирающую от рака. У нее были уже некупируемые боли, из-за тромбоза одну за другой пришлось ампутировать лапы, а «спасатели» продолжали ее мучить и на нее побираться. За собаку вступилось сообщество заводчиков русских псовых борзых — они писали письма в ветеринарные клиники и требовали прекратить истязания собаки. Подключились юристы. Только после этого несчастное животное усыпили.

    Побирушничество на животных — огромный черный бизнес. Большинство владельцев домашних питомцев, услышав, что лечение стоит 200 тысяч, страшно расстроятся, но зверюшку решат усыпить. Если же пойти по миру с протянутой рукой, можно выставить любой ценник. И пусть зверюшке отрежут полморды, все лапки, хвост и сломают позвоночник — она же очень хочет жить. На самом деле это реальная психопатия.

    Сердобольные товарищи любят воровать породистых животных. В Санкт-Петербурге с сентября прошлого года продолжается скандал с котиком-шотландцем Семой, потерявшимся при переезде хозяйки Татьяны Недумовой с дачи в город. Его подобрали и принесли в приют «Преданное сердце», куда владелицу не пускают. И котейку ей не отдают. Люди обращались в правоохранительные органы, писали на телеканалы, губернатору. Глухо. Руководительница приюта Наталия Авласевич разъяснений не дает, но на сайте указано: приют сотрудничает с зоозащитной организацией на территории Германии.

    — О похищении животных в «Преданном сердце» мне рассказывали еще несколько человек, просили помочь советом. Но, к сожалению, вернуть питомцев нам не удалось. Я слышала, Сему пристроили новым хозяевам, — написала мне Татьяна Недумова.

    До этого в том же приюте похожая история случилась с собакой — за нее у владельцев вымогали деньги.

    У Винсента опухоль — остеосаркома. Но его решили мучить до последнего, собирая на бесполезное лечение деньги

    Профессиональное нищенство

    Приюты — отдельная песня. Здесь крутятся огромные неучтенные деньги, которые собираются на личные реквизиты, отмечают наши эксперты. Схема — как в человеческих пожертвованиях: невозможно проверить, сколько собрано и сколько пошло на животных.

    — Знаю историю хаски, которой по недосмотру хозяйки электричка отрезала лапу, — рассказывает заводчик и дрессировщик Людмила Рытикова. — Владелица тут же от нее отказалась, и животное забрали зоозащитники. Потом собака попала в руки деятельной предпринимательницы, которая объявила, что открывает мини-приют. И начала сбор на лечение хаски. Хотя лечить там было уже нечего — лапу зашили в культю, и все. Но 200 тысяч доброжелатели накидали быстро. С таким же энтузиастом дама взяла еще трех искалеченных собак. Кстати, для сборщиков проводятся тренинги, как составлять объявления для соцсетей, чтобы надавить на жалость и правильно их размещать. Случается, что собаки уже нет, а на нее все собирают и собирают. Подменяют животное, выставляя похожее фото. Бывает, и приюта не существует, а сбор идет.

    Людмила поделилась: многие заводчики опасаются открыто выступать против «зоозащитников». Случалось, их собак расстреливали, людям били машины, угрожали. Рытикову объявляли догхантером и живодеркой — к ужасу ее клиентов.

    Известный приют спер кота Сему у маленькой хозяйки

    — Понимаете, спасением животных — о чем всем рассказывают зоозащитники — всегда занимались дрессировщики, кинологи, заводчики. Но они никогда не побирались и не делали из этого шоу, — объясняет Людмила. Профессиональное нищенство расцвело с развитием Интернета.

    Естественно, я спросила, существуют ли нормальные приюты, куда можно со спокойной душой переводить деньги. Таких, увы, крайне мало, объяснили мне. Их сотрудники не пытаются спасти животное с вывалившимися кишками. Но делают все, чтобы пристроить его в хорошие руки. Если оно в принципе ориентировано на человека.

    — Если ваших знаний хватает оценить состояние животного и реальную необходимость лечения, то, возможно, имеет смысл в это ввязываться, — говорит Светлана Машистова. — Мое мнение: хочешь поддержать животных — поддержи любой зоопарк. У нас в Санкт-Петербурге недалеко от Репино есть Фонд друзей балтийской нерпы. Там собирают детенышей, оставшихся без мамы. Все, наверное, слышали о нерпенке Крошике, которого спасли четыре года назад. Он и сейчас живет с людьми — не захотел уплывать. Большинство же найденышей выхаживают и выпускают в Ладожское озеро или в Финский залив. Вот на такие вещи я бы не жалела денег. А верить вечным плакальщикам — тут бы я крепко задумалась.

    Мохнатые эмигранты

    Чем оборачивается «собачье счастье» за границей

    Пристраивание наших барбосов в другие страны — отдельная страница скользкого бизнеса. Даже сейчас, когда закрыты границы, в Сети объявляются сборы на «срочную» отправку животных в другие страны.

    Вот добрая девушка Анастасия Доброва хлопочет в соцсетях за лайку по кличке Золотко: «В смутное время, когда в нашей стране собаки стали никому не нужны, на другом континенте нас ждет приемная семья… Но, как всегда, собачье счастье зависит от нас с вами». На билет в «новую жизнь», сообщает Доброва, нужно 40 тыс. руб. «А что та сторона не поможет?» — появляются резонные вопросы в комментариях. Девушка пишет, что сначала собаки едут к волонтерам, они будут знакомить Золотко с семьями, на него есть несколько семьей: «Они наверняка помогут, только после…» — «Тем более, несколько семей…» — продолжают недоумевать подписчики.

    Оппоненты Насти напоминают про карантин и закрытые авиалинии. Та объясняет, что собаку отправит служба карго — авиаперевозка животных без сопровождения. Набираю номер компании «Домодедово Карго Сервис». В справочной сообщают: до осени как минимум они не летают. Предлагают вариант: если очень нужно, можно попробовать доставить собаку через Турцию. Но это займет больше двух суток. «А как же зверь все это время?» — ужасаюсь я. «Понятия не имеем. Еще никого не возили, живодеров нет». Вот и приехали…

    Хаски по кличке Золотко, по легенде, снаряжают в США

    В группе «Немецкий рай: вся правда о вывозе собак» полно шокирующих фотографий изуродованных животных. То самое «собачье счастье», на которое радостно скинулись неравнодушные граждане.

    Участник группы, писатель Карина Мулиар, сообщает свежую новость: полиция Нижней Австрии пресекла незаконную перевозку 17 собак. В двух автомобилях с молдавскими номерами в тесных клетках прятали щенков шпица и бигля. Кому их везли, неизвестно.

    — Между странами действуют налаженные каналы. За границей этим в основном промышляют эмигранты, они связаны с людьми в России, на Украине, в Белоруссии, Молдове. Принимающая сторона сообщает, сколько собак нужно, — в месяц доходит до 200 животных, — рассказывает Карина. — Да, им пытаются найти семью. И пара хвостатых из всего потока действительно попадает в дом. У остальных — иная участь. Во всех странах есть лаборатории, которым постоянно нужен биоматериал. Но в той же Германии, например, закон запрещает задействовать в медицинских экспериментах животных, родившихся на территории страны. А вот собак, поступающих извне, можно использовать как душе угодно. Есть такой вид устройства — подставные семьи. В них животное находится до того момента, пока не потребуется для каких-то целей. Лаборатории за это платят. На фотографиях, которые выставляют временные владельцы, они стараются не светиться и часто закрывают лица.

    Карина Мулиар и ее симпатичная Анька — бывшая беспризорница

    Инвалиды ценятся выше

    — Сумма за «зоозащитный взнос», который берут при передаче животного новому владельцу, составляет порядка 300 евро, — объясняет член правления Международной ассоциации защиты животных «Линия Жизни» Сергей Боев. — Но если доставка осуществляется по договоренности с немецкими приютами, зоозащитные организации платят перевозчикам за каждое животное 120-140 евро. Во всех случаях плата за перевозку берется дважды — и с отправляющей стороны (российских кураторов или владельцев животных), и с принимающей стороны (немецкого приюта или нового владельца животного). Когда у нас в соцсетях объявляется сбор, набегает сумма, многократно покрывающая все расходы.

    — Бизнес на собаках занимает третье место после наркотиков и оружия, — продолжает Карина Мулиар. — Инвалиды, кстати, ценятся выше — на них можно ставить любые эксперименты, а потом усыпить за ненадобностью. В Москве один из приютов активно отправляет на Запад престарелых собак. Вы верите, что там их дружно решили усыновить?

    В Германии сложно взять питомца из приюта — к будущему владельцу предъявляются слишком высокие требования. Проще обзавестись «мохнатым эмигрантом». Его даже не везде обязывают регистрировать.

    Большинство собак везут за границу нелегально, несколько животных по одному паспорту, без прививок, чипируют их прямо в машине. Некоторых доставляют с попутчиками. Можно почитать, как собак вышвыривают из поездов, если нагрянет проверка. Ветеринары тоже в доле. Мы разоблачили случай, когда в ветклинике украли печать и ставили ее на поддельные документы. Но привлечь никого не удается — слишком много заинтересованных лиц. Немецкая журналистка Карин Бургер расследовала всю цепочку, но ей пригрозили: или ты затыкаешься, или мы сожжем тебя и твоих детей.

    Путем распространения информации удалось немного уменьшить вывоз животных. Повторюсь, безусловно, есть случаи хороших пристройств. Но вы никогда не узнаете, какой процент возвращается на передержки, если семьи отказываются от собак.

    Определить, насколько адекватен посредник, собирающий пожертвования на «счастливый билет» собачке, трудно, но он должен хотя бы нормально отвечать на вопросы и не переходить на оскорбления. Список так называемых «отправлялок», поставляющих собак в никуда, мы публикуем, но, увы, все время появляются новые. Слишком привлекателен этот туманный бизнес.

    Спаси котика! Как помочь бездомному животному, если ты не можешь взять его себе

    Итак, вот способы, которые помогут тебе спасти животное от верной смерти, даже если ты не можешь забрать его домой.

    Проверь, есть ли у кошек доступ в подвал

    Даже летом бездомным кошкам приходится туго: люди, собаки и машины представляют для них настоящую опасность. Практически единственный вариант укрытия для них — спрятаться в подвале доме. Мало кто знает, но по закону коммунальные службы обязаны оставлять открытым как минимум один продух — отверстие в цокольном этаже здания, куда кошка может легко забраться. К сожалению, не все службы следуют этому правилу, и нередко это отверстие бывает замуровано. Что делать, если морозы близко, а ты беспокоишься за кошек в своем дворе? Идти в местный ГБУ «Жилищник» или управу и писать заявление о том, что нормы не соблюдаются и продухи должны быть открыты. Правда, сработает это пока только в Москве, где действует распоряжение первого заместителя мэра Петра Бирюкова о том, что на всей территории города мелким животным должен быть обеспечен проход в подвалы и технические подполья. Выполнять эти условия обязана Мосжилинспекция. Нормы, распространяющиеся на все города России, пока не вступили в силу и только утверждаются Минюстом.

    Нельзя забывать, что в тех подъездах, под которыми счастливо живут кошки, действительно не бывает крыс: один запах кошачьей мочи приводит их в ужас. Вопреки распространенному мнению, блохи из-за кошек не появляются, они появляются из-за некачественной уборки и повышенной влажности. Кошки здесь ни при чем.

    К сожалению, зимой кошкам приходится еще хуже: когда температура опускается ниже минус семи, они на улице просто не выживают.

    «Кошки исторически жили рядом с людьми. Римская мэрия выделяет деньги на содержание кошек, которые поддерживают порядок в античных развалинах, в Варшаве мэр города с наступлениям холодов ежегодно выступает перед жителями с просьбой помнить об этих животных, а в “Эрмитаже” кошки официально проживают в подвалах. Кошки — часть экосистемы города, они совершенно не опасны для человека, единственное — нужно следить за тем, чтобы они не размножались в том количестве, в котором могли бы», — говорит Елена Иванова, эксперт комиссии по экологической политике Мосгордумы, член управляющего совета ассоциации «Благополучие животных».

    Поймать, стерилизовать и определить на передержку

    Стерилизация бездомных животных — первый и главный шаг на пути к гармоничному существованию людей и их четвероногих сородичей в городе. Всё просто: чем больше кошек в Москве или любом другом городе будет простерилизовано, тем меньше несчастных котят мы встретим на улицах. Сегодня операция по стерилизации кошки не только стоит не так уж и дорого (около 2500 рублей в московских ветклиниках), она еще и совершенно не опасна для здоровья животного: по сути врач делает только небольшой разрез, который потом зашивается саморассасывающимися нитками. Более того, вовремя проведенная операция избавит кошку от дальнейших страданий, так как эта процедура служит профилактикой онкологических заболеваний у этих животных.

    Как можно поймать кошку? Идеальный вариант — узнать, кто из местных жителей подкармливает животных и кому они доверяют (часто это пенсионерки из того же подъезда), договориться с ними и с их помощью поместить кошку в переноску. Потом отвезти в любую ветклинику (лучше позвонив заранее). Льготную стерилизацию проводят благотворительные фонды, например «Рэй» и «Дарящие надежду».

    После операции кошке не требуется долгого восстановления, но хотя бы сутки ей нужно провести в безопасном и теплом месте под присмотром человека. Если нет возможности взять ее домой или определить к друзьям, можно воспользоваться услугами платной передержки: есть специальные люди, которые этим занимаются. В таком случае нужно быть готовой оплатить кошке еще и прививки (непривитых на передержку не берут) и приехать за кошкой после.

    «Некоторые все еще верят, что стерилизация — это издевательство над животным и унижение его кошачьего достоинства, но это, конечно, огромное заблуждение. Протяжное мяукание кошки не стоит принимать за нечто, связанное с удовольствием. Ее организм так устроен, что в этот момент ей очень больно, и знаменитое “мартовские коты поют” — это на самом деле крики боли, а не удовольствия. Если вы хотите кошке лучшего, не давайте ей испытывать эту боль. А еще советую всем, кто хочет больше узнать о жизни кошек, прочитать роман Григория Служителя “Дни Савелия”. Там не все правда, но очень красочно рассказывается о жизни кота на улице», — считает Маруся Лежнева, директор ассоциации «Благополучие животных».

    В Белгороде построили зоопитомник для бездомных собак

    Его открытие запланировано на конец сентября.

    Инициатором создания нового приюта стала зоозащитница Наталья Пчёлкина.

    «Это была вынужденная мера: я занималась передержками, собаки жили в частном доме, и, когда их стало очень много, от соседей стали поступать жалобы. Они подали на меня в суд с требованием убрать собак из жилого массива, – рассказала Пчёлкина. – Тогда я пошла к Юрию Владимировичу [Галдуну] и попросила выделить мне землю под строительство приюта».

    Из четырёх предложенных властями участков выбрали тот, что располагается на ул. Коммунальной. Администрация же помогла найти спонсора: им выступила компания «Трансюжстрой». Они вложили в проект 32 млн рублей.

    «Как только мы узнали об этой инициативе, решили поддержать её в полном объёме. Начали с того, что привлекли общественников и вместе с ними этот проект разрабатывали и раскладывали вплоть до функционального назначения и метража каждого из помещений. В результате получился уникальный комплекс, в котором есть всё для содержания и ухода за животными», – подчеркнул генеральный директор компании Рустам Рамазанов.

    Приют занимает территорию в полгектара: середина участка отведена под площадки для выгула собак, рядом располагается административное здание. Подключены пожарная сигнализация и видеонаблюдение. По периметру расположены 53 холодных вольера – это только первая очередь, в будущем планируют построить здесь ещё два ряда вольеров.

    38 тёплых вольеров находятся внутри здания. Там же устроены кабинет ветврача с изолятором и хранилищем медикаментов, кормокухня и склад, несколько душевых и помещение для инвентаря.

    «Строили не то, что строить было бы легче или проще, а именно то, что было нужно. И всё получилось идеально, раньше о таком можно было только мечтать», – призналась Наталья Пчёлкина.

    Она станет руководить новым приютом после его открытия, которое планируется в конце сентября. Сейчас здесь утверждают штат: предварительно создатели приюта рассчитывают на восьмерых рабочих, двух ветеринаров и двух кинологов. Последние помогут собакам социализироваться.

    Именно вопрос сотрудников, которые будут заниматься приютом и работать с питомцами, стал одним из ключевых на обсуждении общественников 7 сентября.

    «Очень важно понимать, кто конкретно будет тут работать, кто будет встречать гостей. Если это будут волонтёры, которые изначально к этому стремились и хотели спасать собак, – это одно. Но если это будут люди, которые не заинтересованы в том, чтобы собаки жили, были пристроены, получали второй шанс, то всё может пойти не так», –считает учредитель приюта «Добрый дом» в Нелидовке Мария Чумакова.

    Наталья Пчёлкина заверила, что к подбору людей будет подходить максимально внимательно – как зоозащитник со стажем, она тоже понимает, чем в случае работы с животными может обернуться пренебрежение и безответственность.

    «Человек должен любить животных и не бояться их, – поделилась Пчёлкина критериями, которыми она руководствуется при поиске людей. – Он должен хорошо понимать, что его ждёт – здесь ведь не просто нужно прийти и ходить вдоль вольера с веничком, это действительно грязная работа».

    Сейчас проект передан в ведение города, заниматься им станет Белгорблагоустройство.

    «Нам осталось обустроить территорию, закупить оборудование для медицинского кабинета, будки в вольеры, подставки под миски, лежанки в зимние вольеры», – пояснил исполняющий обязанности генерального директора Белгорблагоустройства Андрей Смирнов.

    Поддерживать проект станут за счёт городского бюджета, но зоозащитники и руководители приюта призывают белгородцев не оставаться в стороне: здесь будут рады и волонтёрам, и корму для животных, и любой другой помощи. Но в первую очередь тут всегда ждут людей, которые смогут стать собакам хорошими хозяевами и настоящими друзьями.

    Ссылка на основную публикацию