В Канаде спасли запутавшихся в сетях китов

Спасите синего кита: в каких странах до сих пор убивают китов и зачем это делают

Синий кит — самое крупное млекопитающее планеты — стал объектом симпатий современного общества. Тиражируемые образы кита, косатки, дельфина и других представителей этого отряда млекопитающих — хороший коммерческий ресурс. Но в то же время китообразные всегда были дорогим товаром, но в другом, более кровавом производстве. Китобойный промысел существует до сих пор. «Хайтек» рассказывает, где и почему продолжают ловить китов.

Читайте «Хайтек» в

Китообразные — удивительный отряд водных млекопитающих, в который входят два больших подотряда: Mysticeti и Odontoceti. Киты могут быть чудовищами, как Моби Дик, или загадочными друзьями — как безымянный персонаж из мультфильма «В поисках Немо». Они, добрые или злые, становятся воплощениями мощи океана. Но человек на поверку оказывается большей угрозой для этих океанских существ.

Киты все еще в зоне антропогенного риска. Животные запутываются в рыболовных сетях и перманентно страдают от последствий промышленного загрязнения морской воды. Это косвенные угрозы, к которым приходится адаптироваться китообразным. В некоторых частях Мирового океана им до сих пор угрожают гарпун и разделочный тесак.

Япония, Норвегия и Исландия ежегодно добывают около 1 500 особей китов, несмотря на запрет коммерческой ловли этих видов. Разрывные гранаты оказываются в телах маленьких полосатиков, выныривающих из вод Антарктического океана. Гарпуны до сих пор попадают в туши южных китов, чья ловля строго запрещена из-за маленького поголовья. Продолжая убивать китов сегодня, люди уподобляются прошлым поколениям, совершенно не думая, что скоро эти великаны могут просто исчезнуть.

Как человек стал охотиться на китов?

Китобойный промысел существовал еще тысячи лет: одни из первых изображений процесса охоты на китов были созданы 4 тыс. лет назад в Норвегии. Жители современной Японии, возможно, занимались ловлей этих животных и раньше. Речи о китобойных судах не идет, но первые гарпуны, которыми китов можно было добить на мелководье, появились до нашей эры.

Традиции охоты разнятся от народа к народу: по-разному охотились на китов в Северном Ледовитом, Атлантическом и Тихом океанах. Киты были и источником питания, и частью культурных обрядов. Добыча служила аналогом витаминного комплекса: люди использовали мясо, кожу, подкожный жир и органы как важные ресурсы протеинов, жиров и минералов. Усы особей подотряда Mysticeti шли на рыболовные лески и корзины для хранения продуктов. Кости, которые нельзя было употребить в пищу, очищались и становились церемониальными атрибутами, чаще всего — ритуальными масками.

Регулярно забивать китов начали скандинавы в примерно 800–900 годы нашей эры. Позднее, в XII веке, китобойный промысел укрепился в Бискайском заливе, расположенном южнее Северного и Норвежского морей. Следующие шесть веков европейцам становилось сложнее находить китов близко к берегу. К XVIII веку Северная Атлантика лишилась целой популяции серых китов.

Европейская технология отлова оставалась довольно примитивной: животное загоняли на быстрых парусных судах, закидывали обычными гарпунами, к которым привязывали веревки. Китовую тушу быстро буксировали к суше или разделывали прямо в море: легкие кита заполняются водой и тянут животное на дно. При этом охота с гарпунами — не единственный возможный вариант отлова китов. В Японии, например, животные запутывались в сетях, которые затем вытаскивали к берегу.

Индустриализация увеличила промысловые показатели. Китобои на паровых судах смогли заходить дальше в океан, отслеживать более глубоководные виды. Начали ловить кашалотов. В 1868 году норвежец Свен Фойн создал механическую гарпунную пушку. В мире не осталось «неуязвимых» китов: человек обгонял зверя и по скорости, и по маневренности.

Забой китов стал массовым, скоро популяции начали уменьшаться. Этот биологический отряд обитает во всех соленых водах планеты, а потому и охотники на него встречались повсеместно. Постепенно китобойные суда покинули Южную Африку и Сейшелы, Атлантику и Антарктиду. Отлов китов начался на новых территориях: в 20-х годах XX века промысел развивался в Антарктике, где вылавливали примерно 46 тыс. особей за сезон. Ограничений на вылов к тому времени все еще не существовало.

1946 год стал поворотным для всей китобойной промышленности. Тогда была образована Международная комиссия по промыслу китов (IWC). Зоны в Индийском океане и вокруг Антарктиды оказались закрыты для китобоев. Позднее, в 1982 году, IWC ввела мораторий на коммерческий китобойный промысел во всем мире.

К моменту создания IWC лидерами по вылову китов были Великобритания и Норвегия, за ними следовали США и Голландия. Затем, когда американцы инициировали создание Комиссии, рейтинг возглавили СССР и Япония. При этом до принятия моратория за период 1961–1962 годов было выловлено более 66 тыс. особей по всему миру. Впоследствии Япония, Норвегия и СССР вышли из IWC, подав возражения против моратория: страны вновь присоединились к запрету позднее, уже в 90-х.

Китовый заповедник Южного океана — зона, в которую входят воды Тихого, Атлантического и Индийского океанов, омывающие побережья Антарктиды. В ней на территории более 50 млн кв. км происходит постепенное восстановление популяций китов.

Читайте также:  В китайском зоопарке примат ударил девочку после угощения

Под запрет не подпадает ловля китов коренными жителями нескольких побережий: Чукотского, Гренландского, Гренадинского и Аляскинского. Местные жители ловят китов в небольших количествах, пользуясь теми же механизмами, которые существовали до изобретения гарпунных пушек. Такая ловля не наносит вреда популяциям, некогда оказавшимся под угрозой исчезновения, считают в IWC.

Жир, мясо и другие варианты окупить китобойный промысел

Киты — удивительные животные, способные общаться, испытывать примитивные эмоции и жить в очень простом «обществе». Например, горбатые киты поют похожие песни, которые могут меняться с течением времени — прямо как наша обыденная речь. Но китобои прошлого и настоящего охотятся не за «богатым внутренним миром».

Китообразные — единственные млекопитающие, которые перемещаются в холодной воде по всему Мировому океану. Они обладают большими запасами плотного жира, сосредоточенного по всему телу и согревающего животное в путешествиях. Именно жир был главной причиной охоты на китов.

Вплоть до середины XIX века китовый жир был необходим для освещения, химической промышленности, галантерейного производства. Постепенно его вытеснил керосин, но производство мыла все еще работало за счет китобойного промысла.

Ворвань — результат обработки жира усатых китов. Добывается из жирового слоя, костей, тканей и мяса всех видов Mysticeti.

Сейчас жирные части китовой туши не идут в повседневный обиход. Жир — глицерид жирной кислоты, включается в состав некоторых кремов, косметики и даже цветных карандашей. Ворвань может быть основой и лака для ногтей, и пищевого маргарина — за сотни лет люди научились изготавливать из китов что угодно.

Китобойный промысел был особенно прибыльным в XIX веке, когда из прочных и упругих китовых усов изготавливали предметы роскоши: кринолины, зонтики, хлысты, корсеты. Сегодня подобные сетки производят из стали.

Большинство продуктов китобойного промысла можно заменить, но никакой суррогат не выдать за китовое мясо. Оно веками составляло основу рациона японцев, которые начали переходить на курицу и другое высокобелковое мясо лишь в 60-х годах XX века. На Западе китовое мясо почти не едят — это ресторанный деликатес, который никогда не был жизненно важной пищей.

Красное мясо китов — продольные мышцы. Нежное у молодых особей, оно содержит 21% белка и 8% жира. Больше белка в мясе из-под брюшных борозд — 41 г и 400 ккал соответственно. Для сравнения, на 100 г говядины приходится 20,1 г и 133 ккал соответственно.

Сегодня годовая норма потребления китового мяса за год — 50 г на одного взрослого японца.

На каких китов и где продолжают охоту?

Группа анонимных хакеров в 2015 году обрушила серверы пяти правительственных сайтов Исландии. Цель хакерской атаки — прекращение добычи китов. Видео, выложенное в открытый доступ, транслирует: «У китов нет голоса. Мы будем голосом для них. Пришло время напомнить: нас ждет вымирание. Пришло время сказать Исландии: мы не будем стоять в стороне».

Но Исландия — не единственная страна, официально разрешающая охоту на китов. Практику поддерживают Норвегия и Япония, через воды которых проходят стаи некоторых видов. Население этих государств считает ловлю животных варварством, но суда продолжают уходить в море за огромной добычей.

В Исландии охотятся на малых полосатиков и финвалов, причем последний относится к уязвимым видам под статусом VU. В том же 2015 году добыли 229 полосатиков и 154 финвала, точно по квоте, установленной Министерством рыболовства и сельского хозяйства.

Мясо, вылавливаемое в Антарктических водах, доставляется в Японию, где блюда из китов — часть традиционной кухни. В Исландии такую пищу потребляют только туристы: примерно 40% заказывают в ресторанах китов. Их ловля практически бесполезна для исландцев: ни полосатики, ни финвалы не угрожают рыбам, которых исландцы действительно потребляют в качестве еды. Зато продажа будет выгодной: туша малого полосатика стоит $85 тыс.

Малые полосатики не находятся под угрозой исчезновения. В водах обоих полушарий живет более 100 тыс. особей. Они хорошо размножаются и быстро восполняют потери. При этом финвалы находятся под угрозой исчезновения, и основная причина возможного умирания — необоснованно большой вылов финвалов в XIX-XX веках.

Женьева Деспорт из Северо-Атлантической комиссии по рыболовству считает: «Нет причин волноваться о популяции в Исландии — все стабильно в долгосрочной перспективе». Как это возможно на фоне мирового статуса финвалов?

Международный союз охраны природы оценивает мировую популяцию каждого конкретного вида. Местная популяция может оказаться вполне здоровой и многочисленной, что и позволяет ловить ее представителей в рамках квоты. Сегодня в водах Исландии и Гренландии примерно 22 тыс. особей. Примерно столько забивали за один сезон в 1938 году.

Правительство Исландии не находит причин запретить китобойный промысел, служащий для поддержания культурных традиций и поддерживающий экспорт. Такой же позиции придерживается Япония. Страна продолжает добычу китов «в целях научного исследования», и это допускается IWC.

Японские исследования не приносят результатов: всего 152 публикации в рецензируемых журналах с 1994 года. При этом меньше половины — в международных ресурсах. Остальная часть — сообщения или статьи в местных изданиях на японском языке. Киты, добываемые для «исследований», оказываются на ресторанных тарелках. Более того, доклад 2013 года показал — китобойный промысел не приносит прибыли и субсидируется правительством Японии.

Читайте также:  В Лас-Вегасе зафиксировано нашествие кузнечиков

Япония — самый непостоянный член IWC. Впервые мораторий был обжалован государством в 1982 году, сразу после принятия, а затем коммерческая ловля китов то прекращалась, то начиналась опять. Последний выход из организации состоялся в конце 2018 года: уже в июле 2019-го Япония открыто возобновит китобойный промысел.

Сегодня 60% японцев выступают за продолжение добычи китов, их потребление и продажу мяса на экспорт. При этом кит составляет основу рациона лишь 4% жителей, а 37% вообще не пробовали китового мяса никогда.

Японцы охотятся на горбатых китов, малых полосатиков, кашалотов и серых калифорнийских китов. Этим видам не грозит вымирание: их относят к классу LC с наименьшей вероятностью исчезновения. В Тихом океане охотятся на и без того уязвимых финвалов и японских китов, представителей рода южных китов (Eubalaena).

Близкими родственниками Eubalaena считают гренландских китов, обитающих в северных водах. В Красной книге России они считаются исчезающим видом, потому что их популяция в Охотском море постоянно снижается — ученым известно о примерно 400 особях. При этом некогда гренландские киты обитали в водах рекордсменов-китобоев, Норвегии и Голландии. Сегодня вид полностью оттеснен в зону Тихого океана.

Третья страна, в которой разрешен китобойный промысел — Норвегия. Сегодня ее флот насчитывает 11 китобойных судов: в 1950 году их было 350. При этом максимальная квота на вылов китов — 999 особей любых видов. Китобои не выполняют и половины.

Наличие большой квоты и маленького улова объясняется падением популярности китового мяса и усложнением процесса добычи. Малые полосатики уходят в более северные широты, куда китобойные суда не пробираются из-за льда. Раньше животные не могли достигнуть арктических территорий, но сегодня благодаря глобальному потеплению киты могут находиться в некогда ледяных водах.

Суммарное число китов, выловленных после введения моратория — 55 тыс. особей. Из них 26 тыс. было продано в рамках коммерческого вылова, и Норвегия лидирует по продажам — 13 тыс. особей.

Почему промысел, поддерживаемый не спросом, а субсидиями правительств, продолжает существовать? Это попытка сохранить традиции, от которых отказываются и сами местные жители. Китобойный промысел перестает окупаться: на рынке появляются аналоги товаров, некогда получаемых лишь от китов. Трулс Гловсен, глава Гринписа Норвегии, считает: «Стоит принять логичные выводы принятия моратория IWC. Нет ни местного рынка, ни экспорта — это ненужная и устаревшая отрасль промышленности, принадлежащая прошлому. Ее лоббируют, но рационального объяснения убийству китов найти нельзя».

Могут ли исчезнуть киты, охота на которых уже прекратилась?

Нет уверенности, что после прекращения охоты на исчезающие виды их популяция восстановится. В российских водах, в Беринговом и Охотском морях, кормится примерно 400–500 особей японского кита, и такая популяция не может считаться большой. Угроза окончательного исчезновения появляется в тот момент, когда количество самок опускается ниже 50. Проблема в том, что установить точное число особей и их пол сложно технически, а потому и финансово.

Ученые руководствуются приблизительными оценками популяций, но существующие прогнозы можно назвать позитивными. Численность кашалотов уже вернулась к уровню XVII века, восстановление популяции финвалов займет еще 20–40 лет, а сейвалы, некогда заменившие синих китов и финвалов, выйдут из класса EN через 20–25 лет.

Исчезновение угрожает самым редким и ценным синим китам, чья минимальная численность в 650 особей была отмечена в 1964 году. Сегодня их запрещено убивать в любых водах, вне зависимости от отношения к мораторию IWC. Защитники китов надеятся, что строгий запрет будет расширен для всех китообразных.

Массовое самоубийство китов у берегов Австралии поставило науку в тупик

23 сентября 2020 20:05

Гринд жалко

21 сентября 2020 года на песчаные отмели бухты Маккуори (Macquarie Harbour) острова Тасмания, расположенного к югу от Австралии, выбросились почти 500 простых гринд — китов-пилотов или круглоголовых китов или шароголовых черных дельфинов, как еще называют этих морских млекопитающих весом до 3 тонн, достигающих в длину 7-8 метров. Их головы и в самом деле примечательны – массивные и выпуклые. Своей верхней частью чем-то напоминают лбы пришельцев – «чужих» из одноименного фантастического фильма.

Погибли круглоголовые не все сразу – некоторых пытались спасти. Но подобные операции редко оказываются успешными. Самоубийцы не желают отказываться от своих намерений, а тех, кого удается вывести на глубину, как правило, возвращаются на мелководье. И все равно погибают. От смерти уходят единицы, в лучшем случае десяток-другой из сотен отправившихся задыхаться на суше.

Самоубийство у берегов Тасмании стало самым массовым за последнее время, – сообщает The Telegraph. Здесь и прежде киты расставались с жизнью, но не более 300 животных разом.

Увы, нынешняя трагедия отнюдь не рекордная. И сама эта бухта Маккуори не единственное гиблое место. Есть и более зловещее – бухта Golden Bay новозеландского пляжа Farewell Spit. Ночью 10 февраля 2017 года на его песчаную отмель выбросились почти 600 гринд. А всего, начиная с 2012 года, здесь убились более 900 особей. И все почему-то гринды – и в Тасмании, и в Новой Зеландии.

Читайте также:  В Воронеже лебединая семья снова появилась налюдях

Тайна, покрытая мраком

На вопрос «Чего гриндам не живется в океане?» ученые ищут ответ уже более 200 лет – с тех пор, как пришло четкое понимание: гибель китов и дельфинов неспроста носит массовый характер. Случаи начали фиксировать. Но до разгадки их природы не добрались до сих пор. Гипотез, правда, хватает. Нет хватает лишь убедительных доказательств, их подкрепляющих.

Одна из последних версий была рождена чуть ли не в день трагедии. Ее навеяла массовая гибель слонов в Ботсване. Как стало известно еще в понедельник вечером, почти 350 гигантов отравились. Их погубили яды – нейротоксины. Ядами насытили воду цианобактерии – сине-зеленые водоросли, которые в изобилии живут не только в источниках, из которых пьют слоны, но и в океане. А что если, эта океанская мелочь время от времени «туманит» своими нейротоксинами круглые китовые головы?

По альтернативной, но тоже вполне серьезной версии, отравленные цианобактериями киты прощаются с жизнью, не в силах терпеть боль в желудках.

Кто-то видит причину самоубийств в недостатке кислорода в морской воде и ее закислении. Кто-то — в той «химии», которой люди испортили мировой океан. В нем полно всякой гадости, включая пластиковые пакеты, которые легко попадают в желудки морских млекопитающих.

Существуют даже социальные гипотезы. Некоторые зоопсихологи винят вожаков. Якобы это они ведут на гибель всю стаю, решая по какой-то причине расстаться с жизнью. А гринды и, в самом деле, социальные животные, живут сообществами, которые могут насчитывать больше 1000 особей. Подчиняются вожакам.

По альтернативной социальной версии, расстаться с невыносимой жизнью решает какой-то один кит или дельфин. Не обязательно вожак – просто тяжело заболевший. Он устремляется на сушу, издавая прощальные сигналы. Сородичи в попытках отвадить больного от опрометчивого поступка, спешат ему на помощь. Но попадают на мелководье, и выбраться от туда уже не могут.

Несколько лет назад к разгадке подключилось даже NASA – американское космическое агентство со своими идеями о том, что на поведение китов могут влиять вспышки на Солнце. Мол, они и доводят до самоубийств. Не сами, конечно, а теми геомагнитными бурями, которые обрушиваются на Землю вслед за солнечными вспышками. Возникающие в результате геомагнитные аномалии способны сбивать морских млекопитающих с толку – ведь они ориентируются по магнитному полю, а исказившись, оно вполне может завести китов туда, куда они вовсе не собирались. То есть, на отмель, где, по их разумению, должно быть глубоко, а берег – далеко.

Не исключено, что солнечные вспышки повреждают «навигационное оборудование» – эдакое расположенное в мозгу хранилище информации о береговых линиях, тех или иных маршрутах. Лишенные его, киты и прочие дельфины сходят с ума от отчаяния. Или теряют вкус к жизни.

Специалистов NASA поддерживают исследователи из Университета Дьюка. Но ни те, ни другие пока не делают окончательных выводов – набирают статистику. То есть, пытаются сопоставить события, происходящие на Солнце, с бедами в океане. Пока не всё «гладко» – перед самоубийствами в Новой Зеландии и в Тасмании наше светило было на редкость спокойным. На нем и пятна-то еле просматривались.

Все выдвинутые на сегодня предположения имеют изъяны. Но меньше всего их в так называемой шумовой гипотезе. Большинство морских биологов полагают, что «акустическое загрязнение», которое стремительно нарастало последние 100 лет, стало очень сильно досаждать китам. Вплоть до невозможности его переносить. Ведь и сами они «шумят» – используют звуковые сигналы и для общения, и для ориентации.

Посторонними звуками океан засоряют и гребные винты десятков тысяч судов, и различные приборы, издающие упорядоченные сигналы. Таких приборов полно – сонары, которыми «прощупывают» дно, эхолоты, гидролокаторы, в том числе и те, с помощью которых рыболовецкие траулеры ищут косяки рыб. Вал этой техногенной какофонии способен не только взбесить любого кита. Он еще и сбивает с толку, лишая способности ориентироваться на местности и общаться. Кит, которому картину окружающей среды рисуют звуки, словно бы слепнет, не различает береговую линию и теряется на местности.

А то, что шум, действительно, раздражает китов и дельфинов — вгоняет в стресс, американские исследователи из Бостона (New England Aquarium in Boston, Massachusetts) обнаружили еще в начале нынешнего века.

Розалинда Ролланд (Rosalind Rolland) с коллегами измерили уровень гормона стресса у китов, которые приплыли к берегам Канады (Bay of Fundy, Canada) сразу после атаки террористов на небоскребы-близнецы Всемирного Торгового Центра в сентябре 2001 года. В те дни суда почти не покидали портов – страшно было.

Читайте также:  В Норвегии специалисты наблюдают вспышку странного инфекционного заболевания, которое убивает собак

В результате снижения «трафика» и шума в океане стало гораздо меньше – аж на 6 децибел. Заметно снизился и уровень гормона стресса у китов. Что удалось определить, анализируя их свежие фекалии. Иными словами, киты успокоились. А прежде, значит, нервничали. Исследователи до сих пор не знают, какой уровень гормона стресса считать у китов самоубийственным, какой повышенным, а какой нормальным. Поэтому они и не утверждают, что нашли убедительное подтверждение тому, что именно аномальный шум заставляет морских млекопитающих выбрасываться на берег. Но выявленная причинно-следственная связь выглядит весьма вероятной.

Кстати, киты, которые выбросились на берег в Farewell Spit, ни чем особенно не болели. Это еще тогда проверил доктор Стюарт Хантер (Dr Stuart Hunter) из местного Университета Мэссея (Massey University), вскрыв погибших животных. Наверняка, подобные исследования проведут и австралийцы.

Ничем сердце пока не успокоится

Кто знает, возможно, какой-то одной причины самоубийств китов и дельфины нет вовсе. Да и сознательно ли они расстаются с жизнью? Или становятся жертвой некого стечения обстоятельств? Что тоже загадочно. И непонятно.

Некоторые исследователи вполне логично полагают, что до трагедии могут доводить сразу несколько факторов – изгиб береговой линии, рельеф дна, географическое положение, господствующие течения, характер приливов и отливов. А техногенные вмешательства усугубляют всё это. Включая воздействие Солнца, как предполагают в NASA.

Ученые продолжают разбираться в надежде когда-нибудь предотвращать трагедии с нашими вероятными братьями по разуму, проживающими в океане. Или хотя бы знать, как и когда к ним готовится.

Небывало массовое самоубийство китов у берегов Австралии

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

Спасите синего кита: в каких странах до сих пор убивают китов и зачем это делают

Синий кит — самое крупное млекопитающее планеты — стал объектом симпатий современного общества. Тиражируемые образы кита, косатки, дельфина и других представителей этого отряда млекопитающих — хороший коммерческий ресурс. Но в то же время китообразные всегда были дорогим товаром, но в другом, более кровавом производстве. Китобойный промысел существует до сих пор. «Хайтек» рассказывает, где и почему продолжают ловить китов.

Читайте «Хайтек» в

Китообразные — удивительный отряд водных млекопитающих, в который входят два больших подотряда: Mysticeti и Odontoceti. Киты могут быть чудовищами, как Моби Дик, или загадочными друзьями — как безымянный персонаж из мультфильма «В поисках Немо». Они, добрые или злые, становятся воплощениями мощи океана. Но человек на поверку оказывается большей угрозой для этих океанских существ.

Киты все еще в зоне антропогенного риска. Животные запутываются в рыболовных сетях и перманентно страдают от последствий промышленного загрязнения морской воды. Это косвенные угрозы, к которым приходится адаптироваться китообразным. В некоторых частях Мирового океана им до сих пор угрожают гарпун и разделочный тесак.

Япония, Норвегия и Исландия ежегодно добывают около 1 500 особей китов, несмотря на запрет коммерческой ловли этих видов. Разрывные гранаты оказываются в телах маленьких полосатиков, выныривающих из вод Антарктического океана. Гарпуны до сих пор попадают в туши южных китов, чья ловля строго запрещена из-за маленького поголовья. Продолжая убивать китов сегодня, люди уподобляются прошлым поколениям, совершенно не думая, что скоро эти великаны могут просто исчезнуть.

Как человек стал охотиться на китов?

Китобойный промысел существовал еще тысячи лет: одни из первых изображений процесса охоты на китов были созданы 4 тыс. лет назад в Норвегии. Жители современной Японии, возможно, занимались ловлей этих животных и раньше. Речи о китобойных судах не идет, но первые гарпуны, которыми китов можно было добить на мелководье, появились до нашей эры.

Традиции охоты разнятся от народа к народу: по-разному охотились на китов в Северном Ледовитом, Атлантическом и Тихом океанах. Киты были и источником питания, и частью культурных обрядов. Добыча служила аналогом витаминного комплекса: люди использовали мясо, кожу, подкожный жир и органы как важные ресурсы протеинов, жиров и минералов. Усы особей подотряда Mysticeti шли на рыболовные лески и корзины для хранения продуктов. Кости, которые нельзя было употребить в пищу, очищались и становились церемониальными атрибутами, чаще всего — ритуальными масками.

Регулярно забивать китов начали скандинавы в примерно 800–900 годы нашей эры. Позднее, в XII веке, китобойный промысел укрепился в Бискайском заливе, расположенном южнее Северного и Норвежского морей. Следующие шесть веков европейцам становилось сложнее находить китов близко к берегу. К XVIII веку Северная Атлантика лишилась целой популяции серых китов.

Читайте также:  В Петербурге ищут хозяев енота-потеряшки

Европейская технология отлова оставалась довольно примитивной: животное загоняли на быстрых парусных судах, закидывали обычными гарпунами, к которым привязывали веревки. Китовую тушу быстро буксировали к суше или разделывали прямо в море: легкие кита заполняются водой и тянут животное на дно. При этом охота с гарпунами — не единственный возможный вариант отлова китов. В Японии, например, животные запутывались в сетях, которые затем вытаскивали к берегу.

Индустриализация увеличила промысловые показатели. Китобои на паровых судах смогли заходить дальше в океан, отслеживать более глубоководные виды. Начали ловить кашалотов. В 1868 году норвежец Свен Фойн создал механическую гарпунную пушку. В мире не осталось «неуязвимых» китов: человек обгонял зверя и по скорости, и по маневренности.

Забой китов стал массовым, скоро популяции начали уменьшаться. Этот биологический отряд обитает во всех соленых водах планеты, а потому и охотники на него встречались повсеместно. Постепенно китобойные суда покинули Южную Африку и Сейшелы, Атлантику и Антарктиду. Отлов китов начался на новых территориях: в 20-х годах XX века промысел развивался в Антарктике, где вылавливали примерно 46 тыс. особей за сезон. Ограничений на вылов к тому времени все еще не существовало.

1946 год стал поворотным для всей китобойной промышленности. Тогда была образована Международная комиссия по промыслу китов (IWC). Зоны в Индийском океане и вокруг Антарктиды оказались закрыты для китобоев. Позднее, в 1982 году, IWC ввела мораторий на коммерческий китобойный промысел во всем мире.

К моменту создания IWC лидерами по вылову китов были Великобритания и Норвегия, за ними следовали США и Голландия. Затем, когда американцы инициировали создание Комиссии, рейтинг возглавили СССР и Япония. При этом до принятия моратория за период 1961–1962 годов было выловлено более 66 тыс. особей по всему миру. Впоследствии Япония, Норвегия и СССР вышли из IWC, подав возражения против моратория: страны вновь присоединились к запрету позднее, уже в 90-х.

Китовый заповедник Южного океана — зона, в которую входят воды Тихого, Атлантического и Индийского океанов, омывающие побережья Антарктиды. В ней на территории более 50 млн кв. км происходит постепенное восстановление популяций китов.

Под запрет не подпадает ловля китов коренными жителями нескольких побережий: Чукотского, Гренландского, Гренадинского и Аляскинского. Местные жители ловят китов в небольших количествах, пользуясь теми же механизмами, которые существовали до изобретения гарпунных пушек. Такая ловля не наносит вреда популяциям, некогда оказавшимся под угрозой исчезновения, считают в IWC.

Жир, мясо и другие варианты окупить китобойный промысел

Киты — удивительные животные, способные общаться, испытывать примитивные эмоции и жить в очень простом «обществе». Например, горбатые киты поют похожие песни, которые могут меняться с течением времени — прямо как наша обыденная речь. Но китобои прошлого и настоящего охотятся не за «богатым внутренним миром».

Китообразные — единственные млекопитающие, которые перемещаются в холодной воде по всему Мировому океану. Они обладают большими запасами плотного жира, сосредоточенного по всему телу и согревающего животное в путешествиях. Именно жир был главной причиной охоты на китов.

Вплоть до середины XIX века китовый жир был необходим для освещения, химической промышленности, галантерейного производства. Постепенно его вытеснил керосин, но производство мыла все еще работало за счет китобойного промысла.

Ворвань — результат обработки жира усатых китов. Добывается из жирового слоя, костей, тканей и мяса всех видов Mysticeti.

Сейчас жирные части китовой туши не идут в повседневный обиход. Жир — глицерид жирной кислоты, включается в состав некоторых кремов, косметики и даже цветных карандашей. Ворвань может быть основой и лака для ногтей, и пищевого маргарина — за сотни лет люди научились изготавливать из китов что угодно.

Китобойный промысел был особенно прибыльным в XIX веке, когда из прочных и упругих китовых усов изготавливали предметы роскоши: кринолины, зонтики, хлысты, корсеты. Сегодня подобные сетки производят из стали.

Большинство продуктов китобойного промысла можно заменить, но никакой суррогат не выдать за китовое мясо. Оно веками составляло основу рациона японцев, которые начали переходить на курицу и другое высокобелковое мясо лишь в 60-х годах XX века. На Западе китовое мясо почти не едят — это ресторанный деликатес, который никогда не был жизненно важной пищей.

Красное мясо китов — продольные мышцы. Нежное у молодых особей, оно содержит 21% белка и 8% жира. Больше белка в мясе из-под брюшных борозд — 41 г и 400 ккал соответственно. Для сравнения, на 100 г говядины приходится 20,1 г и 133 ккал соответственно.

Сегодня годовая норма потребления китового мяса за год — 50 г на одного взрослого японца.

На каких китов и где продолжают охоту?

Группа анонимных хакеров в 2015 году обрушила серверы пяти правительственных сайтов Исландии. Цель хакерской атаки — прекращение добычи китов. Видео, выложенное в открытый доступ, транслирует: «У китов нет голоса. Мы будем голосом для них. Пришло время напомнить: нас ждет вымирание. Пришло время сказать Исландии: мы не будем стоять в стороне».

Читайте также:  В Китае обнаружены вспышки АЧС

Но Исландия — не единственная страна, официально разрешающая охоту на китов. Практику поддерживают Норвегия и Япония, через воды которых проходят стаи некоторых видов. Население этих государств считает ловлю животных варварством, но суда продолжают уходить в море за огромной добычей.

В Исландии охотятся на малых полосатиков и финвалов, причем последний относится к уязвимым видам под статусом VU. В том же 2015 году добыли 229 полосатиков и 154 финвала, точно по квоте, установленной Министерством рыболовства и сельского хозяйства.

Мясо, вылавливаемое в Антарктических водах, доставляется в Японию, где блюда из китов — часть традиционной кухни. В Исландии такую пищу потребляют только туристы: примерно 40% заказывают в ресторанах китов. Их ловля практически бесполезна для исландцев: ни полосатики, ни финвалы не угрожают рыбам, которых исландцы действительно потребляют в качестве еды. Зато продажа будет выгодной: туша малого полосатика стоит $85 тыс.

Малые полосатики не находятся под угрозой исчезновения. В водах обоих полушарий живет более 100 тыс. особей. Они хорошо размножаются и быстро восполняют потери. При этом финвалы находятся под угрозой исчезновения, и основная причина возможного умирания — необоснованно большой вылов финвалов в XIX-XX веках.

Женьева Деспорт из Северо-Атлантической комиссии по рыболовству считает: «Нет причин волноваться о популяции в Исландии — все стабильно в долгосрочной перспективе». Как это возможно на фоне мирового статуса финвалов?

Международный союз охраны природы оценивает мировую популяцию каждого конкретного вида. Местная популяция может оказаться вполне здоровой и многочисленной, что и позволяет ловить ее представителей в рамках квоты. Сегодня в водах Исландии и Гренландии примерно 22 тыс. особей. Примерно столько забивали за один сезон в 1938 году.

Правительство Исландии не находит причин запретить китобойный промысел, служащий для поддержания культурных традиций и поддерживающий экспорт. Такой же позиции придерживается Япония. Страна продолжает добычу китов «в целях научного исследования», и это допускается IWC.

Японские исследования не приносят результатов: всего 152 публикации в рецензируемых журналах с 1994 года. При этом меньше половины — в международных ресурсах. Остальная часть — сообщения или статьи в местных изданиях на японском языке. Киты, добываемые для «исследований», оказываются на ресторанных тарелках. Более того, доклад 2013 года показал — китобойный промысел не приносит прибыли и субсидируется правительством Японии.

Япония — самый непостоянный член IWC. Впервые мораторий был обжалован государством в 1982 году, сразу после принятия, а затем коммерческая ловля китов то прекращалась, то начиналась опять. Последний выход из организации состоялся в конце 2018 года: уже в июле 2019-го Япония открыто возобновит китобойный промысел.

Сегодня 60% японцев выступают за продолжение добычи китов, их потребление и продажу мяса на экспорт. При этом кит составляет основу рациона лишь 4% жителей, а 37% вообще не пробовали китового мяса никогда.

Японцы охотятся на горбатых китов, малых полосатиков, кашалотов и серых калифорнийских китов. Этим видам не грозит вымирание: их относят к классу LC с наименьшей вероятностью исчезновения. В Тихом океане охотятся на и без того уязвимых финвалов и японских китов, представителей рода южных китов (Eubalaena).

Близкими родственниками Eubalaena считают гренландских китов, обитающих в северных водах. В Красной книге России они считаются исчезающим видом, потому что их популяция в Охотском море постоянно снижается — ученым известно о примерно 400 особях. При этом некогда гренландские киты обитали в водах рекордсменов-китобоев, Норвегии и Голландии. Сегодня вид полностью оттеснен в зону Тихого океана.

Третья страна, в которой разрешен китобойный промысел — Норвегия. Сегодня ее флот насчитывает 11 китобойных судов: в 1950 году их было 350. При этом максимальная квота на вылов китов — 999 особей любых видов. Китобои не выполняют и половины.

Наличие большой квоты и маленького улова объясняется падением популярности китового мяса и усложнением процесса добычи. Малые полосатики уходят в более северные широты, куда китобойные суда не пробираются из-за льда. Раньше животные не могли достигнуть арктических территорий, но сегодня благодаря глобальному потеплению киты могут находиться в некогда ледяных водах.

Суммарное число китов, выловленных после введения моратория — 55 тыс. особей. Из них 26 тыс. было продано в рамках коммерческого вылова, и Норвегия лидирует по продажам — 13 тыс. особей.

Почему промысел, поддерживаемый не спросом, а субсидиями правительств, продолжает существовать? Это попытка сохранить традиции, от которых отказываются и сами местные жители. Китобойный промысел перестает окупаться: на рынке появляются аналоги товаров, некогда получаемых лишь от китов. Трулс Гловсен, глава Гринписа Норвегии, считает: «Стоит принять логичные выводы принятия моратория IWC. Нет ни местного рынка, ни экспорта — это ненужная и устаревшая отрасль промышленности, принадлежащая прошлому. Ее лоббируют, но рационального объяснения убийству китов найти нельзя».

Могут ли исчезнуть киты, охота на которых уже прекратилась?

Нет уверенности, что после прекращения охоты на исчезающие виды их популяция восстановится. В российских водах, в Беринговом и Охотском морях, кормится примерно 400–500 особей японского кита, и такая популяция не может считаться большой. Угроза окончательного исчезновения появляется в тот момент, когда количество самок опускается ниже 50. Проблема в том, что установить точное число особей и их пол сложно технически, а потому и финансово.

Читайте также:  В Перми спасли собаку, застрявшую под бетонной плитой

Ученые руководствуются приблизительными оценками популяций, но существующие прогнозы можно назвать позитивными. Численность кашалотов уже вернулась к уровню XVII века, восстановление популяции финвалов займет еще 20–40 лет, а сейвалы, некогда заменившие синих китов и финвалов, выйдут из класса EN через 20–25 лет.

Исчезновение угрожает самым редким и ценным синим китам, чья минимальная численность в 650 особей была отмечена в 1964 году. Сегодня их запрещено убивать в любых водах, вне зависимости от отношения к мораторию IWC. Защитники китов надеятся, что строгий запрет будет расширен для всех китообразных.

Бурый медведь напугал жителей посёлка Красное пламя

Жителей Александровского района напугал бурый медведь. Зверь вышел к людям и прогулялся по местным улочкам. Это случилось в посёлке Красное пламя. Люди сумели снять приключения зверя на видео. Кадры с косолапым гостем опубликованы в популярном городском паблике и набрали тысячи просмотров.

На кадрах хорошо видно, как зверь расхаживает рядом с домами и автомобилями. Он никуда не спешит и спокойно обнюхивает попавшиеся на пути предметы. Подходит к заборам, кустам и припаркованному во дворе автомобилю.

При этом люди, которые ведут съемку, до последнего наблюдают за медведем. И только когда до хищника остается несколько метров, местные жители закрывают ворота. Правда, ненадолго. Стоило Потапычу немного отойти, за ним снова устанавливают наблюдение.

Пока все не обнюхает, не уйдет. Погляди, гуляет, как у себя дома. Уйди! Наташка побежала! Он пошел к Наташе, он хочет, чтобы она его погладила. Он ходит тут у нас, ему понравилось, у нас красивая природа, — описывает приключение медведя в поселке женщина за кадром.

Съемка продолжалась более двух минут.

Пока его снимали, медведь обошёл несколько участков. И пока одни местные жители прятались от зверя за забором, другие, судя по видео, закрылись в автомобиле. Закончился ролик словами о том, что медведь куда-то побежал.

А был ли мишка?

Главный вопрос, который возникает при просмотре подобного видео: а был ли мишка? И где происходила съемка? Номера на белом автомобиле, который фигурирует в кадре, московские. Поэтому есть повод усомниться в подлинности того, что медведя сняли у нас.

Развеять сомнения нам удалось в администрации Краснопламенского сельского поседения. Представители власти подтвердили «Призыву», что хищник действительно выходил к местным жителям. Но сейчас по улочкам он больше не разгуливает. Накануне его забрали.

Нам удалось выяснить, чей это медведь. С его хозяином созвонились, тот приехал и забрал зверя. Никаких чрезвычайных происшествий не было, хищник ни на кого не напал, — рассказали нам в местной администрации.

Мишка был не дикий, у него нашёлся хозяин.

Понять точно, кому принадлежит медведь, нам не удалось. Одно стало очевидно: зверь не дикий, и у него есть хозяин. С какой целью тот содержит зверя, неизвестно. Но подобный инцидент, по словам представителей местных властей, произошел впервые. И никто из жителей поселка от лап медведя не пострадал.

У медведя есть хозяин. Фото: wallpaperscave.ru

При этом в комментариях под видео жители Александровского района сообщают, что видели бурого медведя в местных краях и раньше. Так, по словам Екатерины Лисициной, хищник был замечен в деревне Володино.

Зверь разорвал сетку и утащил 9 овец, потом их нашли разорванными. Будьте аккуратнее, — написала девушка под коротким роликом.

Но правда это или нет, сказать трудно. Никакой широкой огласки случай с овцами не получил, а должен был бы: всё-таки редчайший инцидент.

Медведи не водятся

Специалисты говорят, что медведи занесены в Красную книгу Владимирской области. Хищники эти у нас если и встречаются, то только захожие. Например, могут забрести из Московской или Рязанской областей. Постоянной популяции дикого зверя у нас нет.

У нас нет таких глухих лесов, чтобы медведи могли нормально размножаться. Летом и осенью можно встретить медведей, но, в основном, одиночек. А в зимний период бывает шатуны, которые могут быть и опасны, — пояснил «Призыву» старший научный сотрудник института экологии и биологии ВлГУ Руслан Жуков, — Но это единичные экземпляры, и те проходящие. Если медведь не ранен, то опасности для человека прямой не представляет.

В нашем регионе нападения медведей на людей не фиксировались.

О том, что время от времени дикого зверя в нашем регионе встретить можно, говорит и руководитель отдела учета и мониторинга объектов животного мира и среды их обитания региональной Госохотинспекции. По словам Федора Скрипченко, нет-нет, да и появятся мишки в лесах Вязниковского, Гороховецкого или Меленковского райнов. Но всё это единичные особи, подтверждает мысль коллег сотрудник Музея природы Денис Дуденков.

Читайте также:  В парке дикой природы в Сиднее вышли в свет малыши-сурикаты

Медведь для нашего региона — заходной вид. Был прецедент в 2008 году, когда зверь сделал берлогу. Это было на территории Клязьминско-Лухского заказника. Но он так и не перезимовал — ушёл, — сообщил «Призыву» Денис Дуденков.

Бояться не стоит

Летом нынешнего года новость о медведе удивила жителей Гусь-Хрустального района. Местная жительница пожаловалась в районную администрацию на то, что около деревни Тюрьвищи бродит косолапый. Так и до беды недалеко. А всё из-за того, что отменили автобусный рейс до деревни, указала автор письма. Людям приходится идти несколько километров по дороге от соседнего Демидово. Вот тут-то бурый и появляется.

Отвечать на жалобы местных жителей пришлось представителям «Национального парка «Мещера». На сайте заповедника появился развернутый материал про то, как уживаться с диким зверем. В послании сказано, что встретить хищника удаётся крайне редко. Если что и напоминает о медведе, то только его следы. Но вряд ли стоит паниковать, если в лесу наткнулись на подобные отпечатки.

Байки о том, что дикие звери сами нападают на человека не подтверждаются. Медведь — на 70% травоядное животное, в 30% входят мелкие грызуны, червячки, муравьи, рыба, но никак не более крупные животные, поэтому человек для него не является объектом охоты. Как правило, «нападению» предшествует неправильное поведение самого человека, который демонстрирует собственные агрессивные намерения — намахивается палкой, бросает камни, в общем, всячески пытается «напугать» дикое животное. Подобные провокации всегда заканчиваются трагедией. То, что мы называет «нападением», на самом деле оборона, — отмечается в материале.

О том, что медведя бояться не стоит, говорит и Руслан Жуков. По словам специалиста, если при встрече с диким зверем не демонстрировать агрессивного поведения, то дикий зверь пройдет стороной. А чтобы он не вышел к вам навстречу, в лесу можно напевать любимую песенку. Шум зверей отпугивает.

— Если вы увидели следы медведя, просто спокойно уйдите в сторону. Да он и сам, как учует человека, постарается скрыться, — говорит Руслан Жуков.

Сейчас в лесу много грибников. И для некоторых из них даже потенциальная встреча с медведем — повод остаться дома. Между тем, эксперты напоминают: хищник сам не будет рад встречи с вами и сделает все, чтобы вы его не заметили.

«Полночи уснуть не могла». Медведи атакуют карельские деревни: людям советуют звонить Путину

Дикие животные атакуют карельские поселки. Например, в деревне Юркостров они побывали в каждом дворе, и теперь здесь у многих сломаны заборы, а люди по утрам боятся выходить на улицу. Охотники местных жителей успокаивают: скоро медведи лягут в спячку, а пока терпите — хлопайте в ладоши и живите с хищниками в ладу.

Данное сообщение создано иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента

О своих постоянных встречах с медведями местные жители рассказали корреспонденту издания “Север.Реалии” (СМИ, признанное иноагентом — прим. ред.). Так, у Ольги Сергеевой звери оборвали яблони в саду, и в нескольких местах повредили проволочный забор. Когда женщина вышла во двор, из кустов малины вышла медведица.

Я первый раз слышала, как на меня рычит дикое животное. И не где-то там, а на огороде. Полночи уснуть не могла, бегала, смотрела в окна. Боялась, что она ко мне в дом полезет, – говорит Ольга.

Ее соседка Татьяна Аристых жалуется: животные уже давно ничего не боятся.

У меня веранда открыта, картошку сушу, придут и залягут, — говорит она.

А на участке Надежды Ивановой медвежата пытались сделать подкоп под железным забором — женщина увидела их из окна, открыла форточку и спугнула животных свистком.

Фото: Сергей Маркелов / «Север.Реалии» (СМИ, признанное иноагентом — прим. ред.)

Люди обращались и в полицию, и в местное охотничье хозяйство, но помощи так и не дождались.

В полиции один совет: «Хлопайте в ладоши, отвлекайте», – мне, может, станцевать еще перед медведями? – возмущается Ольга.

А охотники объяснили, что отстреливать медведицу с медвежатами нельзя, а значит, людям придется как-то приспосабливаться и жить с ними в мире. Как это сделать, местные не знают. В Юркострове меньше сотни жителей, и все они пенсионеры. А медведей становится всё больше. Люди уверены, что это происходит по трем причинам: во-первых, в округе вырублен лес, во-вторых, в лесу почти не осталось еды, в-третьих, в соседней Райгубе стоит форелеводческое хозяйство, медведи идут туда на запах. Но в карельском Минприроды с ними не согласны: просто медведи уже привыкли к альтернативной пище и перестали бояться людей.

В Карелии очень много форелевых хозяйств, вокруг них концентрируется много медведей. Из Райгубы грузовая машина вывозит отходы, машина идет по дороге, от нее остаются следы, выпадают части форели, и медведи по этой дороге приходят в Юркостров. Несанкционированные свалки, да к тому же дачники привыкли на своих садовых участках делать силосные ямы для отходов, гнилых яблок, а медведю как раз такие пахнущие места интересны, там самая вкуснятина, – говорит егерь одного из охотхозяйств.

Еще одна причина — охотиться на медведей стало не просто невыгодно, а даже накладно. Официальная лицензия стоит 13 тысяч рублей. Шкуры плохо реализуются, а если окажется, что убитый медведь заражен трихинеллезом, то мясо придется утилизировать за свой счет. Вот и выросло количество медведей за последние десять лет в карельских лесах в полтора раза — с 3 до почти 5 тысяч. По информации Минприроды Карелии, за последние два года они получили 176 жалоб от жителей республики на выход медведей к людям.

Читайте также:  В Австралии тигр покорил сердце: настоящее и бутафорское

Фото: Сергей Маркелов / «Север.Реалии» (СМИ, признанное иноагентом — прим. ред.)

Тем, кто увидел медведя вблизи дома, в Минприроды Карелии советуют сразу звонить в полицию. (Ту самую, которая советует хлопать — прим. ред.). Министерство природных ресурсов не выезжает на место по сигналу – они передают информацию районному инспектору, который приезжает на место, чтобы определить, подходят ли животные близко к домам, потом инспектор сообщает в министерство, что медведи ходят по участкам и есть угроза жизни, и только тогда минприроды может дать распоряжение охотникам на отстрел, — поясняют в министерстве.

Сколько на это уйдет времени, можно себе представить. А о результате рассказывает петрозаводчанка Клара Ермолаева. В Юркострове у женщины дача, и за последние три года она обращалась по поводу медведей к министру внутренних дел Карелии, в управление охотничьего хозяйства, в Минсельхоз, в Россельхознадзор, к министру природных ресурсов. Тогда вопрос разрешился накануне зимы: охотники приезжали, смотрели, сказали: «Скоро осень, и медведи лягут в спячку». А один чиновник и вовсе посоветовал: «Насчет медведей звоните Путину».

Поэтому, чтобы отпугнуть медведей, Татьяна Аристых бьет палкой по железной бочке – другой защиты от дикого зверя у нее нет. Муж Ольги Сергеевой купил «сигнал охотника» – ракетницу-хлопушку с красным сигнальным патроном.

Карельское Минприроды намерено на треть увеличить отстрел медведей. Правда, произойдет это уже в следующем, 2020, году.

Голодные медведи вышли к дачным участкам в Карелии

11 сентября 2018 13:26

«Батюшки, это что же? Медведь?» – прошептала 80-летняя Валентина Антоновна, когда заметила спину бурого хищника в щель дверного проема. Двухметровый зверь разгуливал по ее дачному участку в Суоярвском районе Карелии, как у себя дома – ел яблоки и черноплодную рябину. Что делать? Пенсионерка дрожащими руками набрала номер дочери, а потом и службу спасения. В этот момент на даче она была одна, запаниковала. Хорошо, что специалисты были все время с ней на связи по телефону: они посоветовали на полную громкость включить радио, и громко разговаривать, чтобы напугать хищника. Помогло, незваный гость ушел восвояси. Но наследил.

– Оставил метку в огороде, подобрал все упавшие яблоки, обобрал остатки рябины, – сетовала потом хозяйка. – А вот у входа в дом ничего не тронул, хотя на крыльце стояло ведро с ягодами, корзина с грибами и два ящика кабачков и патиссонов.

И этот случай не единственный, за последние пару недель в Суоярви несколько раз видели медведей рядом с огородами.

– Все дело в том, что в этом году мало ягод в лесу, медведи голодают, – пояснил начальник отдела государственного мониторинга и использования охотничьих ресурсов минприроды Карелии Илья Кузнецов. – Очевидно, поэтому и выходят к садоводствам. Им ведь нужно нагулять жир перед зимой. Сейчас в лесу дежурят наши инспекторы, чтобы контролировать ситуацию, нужно понять, есть ли угроза жизни для людей. Задача министерства, прежде всего, охранять животный мир, и не допустить трагических случаев, слава Богу, за последние годы таких историй у нас не было. Мы ни в коем случае не хотим расстреливать медведей, которые приблизились к людям. Существует квота на уничтожение бурого хищника. В республике на сегодняшний день 3260 особей, получено только 400 разрешений на отстрел. Однако если будет угроза, выдадут дополнительные.

Но лучше все же заранее знать, что делать при встрече с медведем. Жителям и гостям Карелии еще раз напоминают об этих правилах.

Путешествуя по лесу, самое лучшее, что можно сделать, чтобы избежать случайной встречи с медведем, это:

– путешествовать группами (большое количество людей пугает медведя и шум слышен издалека. Если с вами дети – держите их всегда рядом или в поле зрения. Вероятность агрессии зверя по отношению к группе людей гораздо ниже);

– держать собаку на поводке (не натасканная на медведя охотничья собака, испугавшись медведя, приведет его к хозяину);

– никогда не приближаться к медведю, держите дистанцию, по крайне мере в 100 метров;

– найдя труп животного в лесу, никогда не приближайтесь.

Если случайная встреча все-таки произошла, реакция медведя во многом будет зависеть от вашего поведения в первый момент встречи.

Читайте также:  В США волонтёры удивились причине, по которой собаку вернули в приют

– остановитесь и спокойно оцените ситуацию;

– не убегайте (медведи могут бегать со скоростью 60 км/час, очень хорошо плавают и могут забираться на деревья);

– не нападайте внезапно на медведя с громким шумом и криками, поскольку это может испугать медведя и спровоцировать нападение;

– медленно отходите назад (лицом к медведю);

– смотрите на медведя, но не в глаза, чтобы увидеть любое внезапное изменение его поведения;

– немедленно удалитесь с этой территории.

– если медведь обнаружил вас, но не проявляет к вам интереса, медленно удалитесь с этой территории.

Аудио: Минприроды Карелии о случае выхода медведей на садовые участки

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АДРЕС РЕДАКЦИИ: ЗАО “Комсомольская правда в Санкт-Петербурге”, улица Гатчинская, д. 35 А, Санкт-Петербург. ПОЧТОВЫЙ ИНДЕКС: 197136 КОНТАКТНЫЙ ТЕЛЕФОН: +7 (812) 458-90-68

В Карелии медведи пугают деревенских жителей

ГТРК “Карелия” ТЕЛЕВИДЕНИЕ и РАДИО

  • ТЕЛЕВИДЕНИЕ
    • Россия 1
      • «Ваши Вести»
      • Вести Карелия
      • За городом
      • События недели
      • Архив Россия 1
        • Актуальный разговор
        • А что у вас?
        • Карелия. Путеводитель
        • Карельских окон негасимый свет
        • Очевидный выбор
        • Парламентский час
        • Персона
        • Сам себе Дед Мороз
        • Телеэксперты
        • Шаг навстречу
    • Россия 24
      • В центре внимания
      • Движение вверх
      • Дежурная часть
      • Действующие лица
      • Жизнь. Инструкция по применению
      • Интервью
      • Карелия до наших дней
      • Край карельский, край лесной
      • PRO Здоровье
      • Страна Росатом
      • Архив Россия 24
        • Карелия спортивная
        • Культурный разговор
        • Неделя в городе
        • Рандеву в пятницу
  • РАДИО
    • Радио России-Карелия
      • Бессмертный полк
      • Будний вечер
      • Доброе утро, Карелия
      • Карельский орнамент
      • Марафон «За безопасность дорожного движения»
    • Маяк-Карелия
      • Архив Маяка
        • Авто-дайджест
        • Актуальный вопрос
        • Двое в лодке
        • Дети в фокусе
        • Доктор N
        • История об истории
        • Карелия спортивная
        • Киноклуб Маяка
        • Клуб замечательных людей
        • Книжная лавка
        • Кухня Маяка
        • Мужской характер
        • Kipin Kapin. Музыкальная калитка
        • Народный репортёр
        • Рецепты здоровья
        • У всех на устах
        • У меня есть диктофон
  • НАЦИОНАЛЬНОЕ ВЕЩАНИЕ
    • Kodirandaine / Родной берег
    • Omin silmin / Свой взгляд
      • Fiksu-muksu
      • Kansallisen kasvot / Национальный театр в лицах
      • Karaoke / Караоке
      • Kirjakamari / Комната книг
      • Kotikokki / Домашний кулинар
      • Lähtin minä Läkköiläh / Родные сердцу имена
      • Musiikkivideo / Музыкальные клипы
      • Oma oza opastau / На роду написано
      • Pimpula, pampula / Пимпула, пампула
      • Teemaohjelmat / Тематическое вещание
      • Tolkun pagin / Умная беседа
      • Vauktan vesin starinad / Рассказы белой веси
      • Veroiden tedolang / Нить мудрости
    • Viestit-Karjala / Вести-Карелия
  • О КОМПАНИИ
    • Сотрудники
  • КОНКУРСЫ И СПЕЦПРОЕКТЫ
    • А что у вас? Лучшие новости Карелии
    • Галерея Героев
    • Достояние республики
    • Знаю Карелию
    • Карелия в цифрах
    • Карельский фронт
    • Уроки истории
    • Kuolematon rykmentti / Бессмертный полк
    • Nikolai Laine 100 vuotta / 100-летие Николая Лайне
    • Taisto Summanen 90 vuotta / К 90-летию со дня рождения Тайсто Сумманена
    • Voiton rautaiset sotilaat / Железные солдаты победы
    • Архив спецпроектов
      • Puškin 220 *** Пушкин 220
      • 60 лет Карельскому ТВ
      • К 100-летию Я.Ругоева
      • Моя Семья
      • Наш год!
      • Открой Калевалу
      • Поэтическая память
      • Поздравь Карелию
      • Служу России

В Лоухском районе убили медведя, пугавшего местных жителей

  • от редакции
  • 18.10.2019
  • 1566

На севере республики убили медведя, который пугал местных жителей, — сообщает пресс-служба Правительства Карелии.

В Лоухском районе в поселке Чупа люди неоднократно жаловались на частые визиты бурых медведей. По информации Минприроды Карелии, для регулирования численности на этой территории планировали добыть трех хищников. Один из них ликвидирован сегодня.

Проблема выхода диких животных к населенным пунктам актуальна для всей Карелии. В республике за 9 месяцев этого года зафиксировано 42 сообщения о встрече с медведем и 27 — о выходе волка. Сегодня состоялось внеочередного заседание Комиссии по обеспечению безопасности жителей республики. По ее решению в Минприроды организован оперативный штаб для контроля за ситуацией.

МВД и Росгвардии по Карелии рекомендовано оперативно реагировать на информацию о появлении диких животных в населенных пунктах, в том числе организовать дежурное патрулирование.

Главам администраций муниципальных образований поручено информировать жителей о правилах поведения при встрече с дикими животными. В районах республики и Костомукшском городском округе созданы оперативные группы для проверки информации. Сообщить о встрече с диким животным жители могут по единому номеру 8(921) 457-13-18.

Минприроды Карелии напоминает: свалки и выгребные ямы с пищевыми отходами, расположенные в доступных для животных местах служат для них приманкой. Также хозяева домашних животных должны следить за безопасностью своих питомцев: содержать их в вольерах или закрытых помещениях.

Ссылка на основную публикацию