Возбуждённый олень забодал девочку в городском парке Лондона

Олени в Лондоне

Всего в парке водятся два вида оленей: маленький и большой fallow deer (европейская лань) и red deer (благородный олень). Найти их совсем не сложно. Правда потом непонятно, что с ними делать. Олени дикие и не очень интерактивные. Смотрят настороженно. Вот лежит большой олень, это который red deer.

А вон, через дорогу, пасутся более мелкие олени, это лани:

А вот мужик борется с бэтмэном.
Я, честно, не знаю, как он попал в пост про оленей.

Подходим к ланям поближе:

И еще ближе.
Несмотря на рога, это совсем небольшой олень,
размером с козла примерно, может немного крупнее.

Лани мирно пасутся большим стадом.
Но иногда их вдруг посещает какая-то коллективная галлюцинация,
и тогда все они неожиданно подскакивают и пускаются наутек.

Я сижу, а вокруг бегут толпы оленей. Какое величие.
Кажется, олени не очень умны.

Поодаль, между дорогой и лесом, расположилась крупная колония благородных оленей.

Эти олени гораздо крупнее ланей, ростом примерно как теленок, но меньше чем лошадь.
При приближении человека настораживаются и как будто что-то подозревают.

Дубовый лес в декабре прекрасен.

В дуплах дубов гнездятся большие зеленые попугаи.
Меня это до сих пор удивляет.

С обратной стороны рощи снова олени.
Мирно пасутся. Какое все же странное сооружение у них на голове.

Существует легенда о том, что возраст оленя можно определить по количеству
отростков на рогах. Но это не совсем так. Ну то есть можно конечно, но довольно приблизительно.
С возрастом вес и ветвистость рогов увеличиваются, а у старых оленей рога, наоборот, деградируют.
При этом количество отростков рога с количеством лет не совпадает, если только случайно.

Вопрос знатокам: сколько лет дубу?

В декабре солнце висит низко весь день.
Похоже на утро плавно переходящее в вечер.

Дорожный знак обещает все тридцать три несчастья:

Собаку закрыли. На сайте парка написано, что в этом году олени
три раза бодали собак, и одну забодали насмерть.

О! Стоп! Это же Кракен!
Кракен интереснее чем олени.

Пака.
Один мой коллега (шотландец) записал это слово в свой блокнот как “pah-kah”.
Никогда бы не подумал.

Такие дела.
Увидите лося в Сокольниках — передавайте ему привет.
Take care.
Lj-like

Джек Лондон

Цель жизни — добыча. Сущность жизни — добыча. Жизнь питается жизнью. Все живое в мире делится на тех, кто ест, и тех, кого едят. И закон этот говорил: ешь, или съедят тебя самого. Белый Клык

  • Главная
  • Биография
  • Произведения
  • Аудиокниги
  • Галерея
  • Видео
  • Афоризмы
  • Разное
  • Ссылки
  • Статьи
Верстка сайтов
  • Адаптивная вёрстка
  • Вёрстка кроссбраузерная
  • Резиновая вёрстка
  • Нарезка, верстка по psd файлам;
  • Программирование JavaScript, jQuery
  • Натяжка сайтов на CMS

На правах рекламы:

• Нейтральные светофильтры — нейтральные светофильтры (fstfoto.ru)

• Краска по металу — Краска по ржавчине (albatros360.ru)

Под палубным тентом

Джек Лондон

– Может ли мужчина – я имею в виду джентльмена – назвать женщину свиньей?

Бросив этот вызов всем присутствующим, маленький человечек вытянулся в шезлонге и медленно допил свой лимонад с видом самоуверенным и настороженно воинственным. Никто не ответил. Все давно привыкли к маленькому человечку, к его вспыльчивости и к высокопарности его речей.

– Повторяю, я своими ушами слышал, как он сказал, что некая леди, которую никто из вас не знает, – свинья. Он не сказал «поступила по свински», а грубо заявил, что она свинья. А я утверждаю, что ни один порядочный человек не может так назвать женщину.

Доктор Доусон невозмутимо попыхивал черной трубкой. Мэтьюз, обхватив руками согнутые колени, внимательно следил за полетом чайки. Суит, допив виски, искал глазами палубного стюарда.

– Я спрашиваю вас, мистер Трелор, позволительно ли мужчине назвать женщину свиньей?

Трелор, сидевший рядом с ним, растерялся при этой внезапной атаке; он не понимал, почему именно его заподозрили в том, что он способен назвать женщину свиньей.

– Я бы сказал, – пробормотал он неуверенно, – что это… э… зависит от… того, какая… женщина. Маленький человечек был ошеломлен.

– Вы хотите сказать, что… – начал он дрожащим голосом.

– …что я встречал женщин, которые были не лучше свиней, а иногда и хуже.

Наступило долгое напряженное молчание. Маленький человечек, видимо, был потрясен откровенной грубостью этого ответа. На его лице отразились неописуемые боль и обида.

– Вы рассказали о человеке, который употребил не совсем деликатное выражение, и высказали свое мнение о нем, – продолжал Трелор спокойным, ровным тоном. – Теперь я расскажу вам об одной женщине – нет, извините, о леди – и, когда кончу, попрошу вас высказать ваше мнение о ней. Назовем ее хотя бы мисс Кэрьюферз, – просто потому, что ее звали не так. То, о чем я вам расскажу, случилось на одном из пароходов Восточной компании несколько лет тому назад.

Мисс Кэрьюферз была очаровательна. Нет, вернее будет сказать, изумительна. Это была молодая девушка и знатная леди. Ее отец занимал высокий пост, фамилии его я называть не стану, так как она, несомненно, всем вам знакома. Девушка эта ехала к старику на восток в сопровождении матери и двух горничных.

Она – простите, что я повторяю, – была изумительна? Другого определения не подберешь. Говоря о ней, приходится все прилагательные употреблять в превосходной степени. Она делала все, за что ни бралась, лучше всякой другой женщины и лучше, чем большинство мужчин. Как она играла, как пела! Соперничать с ней было невозможно, – воспользуюсь тем, что сказал один краснобай о Наполеоне. А как она плавала! Будь она профессиональной спортсменкой, она бы прославилась и разбогатела. Она принадлежала к тем редким женщинам, которые в простом купальном костюме, без всяких финтифлюшек, кажутся еще красивее. Но одевалась она со вкусом настоящей художницы.

Читайте также:  Зоозащитники выпустили на волю диких животных

Но я говорил о том, как она плавала. Сложена она была идеально – вы понимаете, что я хочу сказать: не грубая мускулатура акробатки, а безупречность линий, изящество, хрупкость. И вместе с тем – сила. Сочеталось это в ней чудесно. У нее были прелестные руки: у плеч – только намек на мускул, нежная округлость от локтя до кисти, а кисть крохотная, но сильная. Когда она плыла быстрым английским кролем… Ну, я разбираюсь и в анатомии и в спорте, но для меня так и осталось тайной, как это у нее получалось.

Она могла оставаться под водой две минуты – я проверял с часами в руках. Никто на пароходе, за исключением Деннитсона, не мог, нырнув, собрать со дна столько монет за раз. На носу был устроен наполнявшийся морской водой парусиновый бассейн в шесть футов глубиной. Мы бросали туда мелкие монеты, и я не раз видел, как она, нырнув с мостика в эту шестифутовую глубину (что само по себе было нелегким делом), собирала до сорока семи монет, разбросанных по всему дну. Деннитсон, хладнокровный и сдержанный молодой англичанин, ни разу не мог ее превзойти и только старался всегда не отставать от нее.

Море казалось ее стихией, но и суша тоже. Она была великолепной наездницей… Она была совершенством! Глядя на нее, такую женственную, окруженную всегда десятком пылких поклонников, томно небрежную или блистающую остроумием, которым она их покоряла, а иной раз и мучила, вы сказали бы, что только для этого она и создана. В такие минуты мне приходилось напоминать себе о сорока семи монетах, собранных со дна бассейна. Вот какой была эта чудо женщина, которая все умела делать хорошо. Ни один мужчина не мог остаться к ней равнодушным. Не скрою, я тоже ходил за ней по пятам. И молодые щенята и старые седые псы, которым следовало бы уже образумиться, – все стояли перед ней на задних лапах, и стоило ей свистнуть, как все до одного – от юнца Ардмора, розовощекого девятнадцатилетнего херувима, будущего чиновника в консульстве, до капитана Бентли, седовласого морского волка, который, казалось, был способен на нежные чувства не более китайского идола, бросались на ее зов. А один приятный и немолодой уже человек, по фамилии, кажется, Перкинс, вспомнил, что с ним едет жена, только тогда, когда мисс Кэрьюферз поставила его на место.

Мужчины были мягким воском в ее руках, и она лепила из них, что хотела, а иногда предоставляла им таять или сгорать, как им вздумается. Со слугами она вела себя сдержанно и надменно, но любой стюард по ее знаку, не колеблясь, облил бы супом самого капитана. Кто из вас не встречал подобных женщин, пленяющих всех мужчин на свете? Мисс Кэрьюферз была великая завоевательница сердец. Она была, как удар хлыста, как жало, как пламя, как электрическая искра. И, поверьте мне, при всей ее обаятельности у нее бывали такие вспышки, что жертва ее гнева трепетала от страха и просто теряла голову.

Притом, чтобы лучше понять то, что я вам расскажу, вам следует помнить, что в ней жила нечеловеческая гордость, соединившая в себе гордость расы, гордость касты, гордость пола, гордость сознания своей власти. Страшная это была гордость, страшная и капризная!

Мисс Кэрьюферз командовала всем и всеми на пароходе и командовала Деннитсоном. Мы признавали, что он намного опередил всю нашу свору. Он нравился девушке все больше и больше, в этом не было сомнения. И я уверен, что она испытывала подобное чувство впервые. А мы продолжали поклоняться ей, были всегда под рукой, хотя и знали, что за Деннитсоном нам не угнаться. Неизвестно, чем бы все это кончилось, но мы пришли в Коломбо, и кончилось все это иначе.

Вы помните, как в Коломбо туземные ребятишки ныряют за монетами в кишащую акулами бухту? Конечно, они рискуют это проделывать лишь по соседству с береговыми акулами, которые охотятся только за рыбой. У ребят выработалось какое то сверхъестественное чутье: стоит появиться страшному людоеду – тигровой акуле или серой, которая забредает туда из австралийских вод, – и, раньше чем пассажиры поймут, в чем дело, мальчишки все уже выбрались на безопасное место!

Дело было после завтрака. Мисс Кэрьюферз, как обычно, царила под палубным тентом. Она улыбнулась капитану Бентли, и он разрешил то, чего никогда до сих пор не разрешал: пустить туземных ребятишек на верхнюю палубу. Мисс Кэрьюферз заинтересовалась ими, ведь она сама была искусным пловцом. Она забрала у нас всю мелочь и принялась бросать монеты за борт, то по одной, то целыми горстями, диктуя условия состязания, подшучивая над неудачниками, награждая отличившихся, – словом, дирижировала всем представлением.

Ее особенно заинтересовали их прыжки. Как вы знаете, центр тяжести у человека расположен высоко, и при прыжке ногами вниз трудно удержать тело в вертикальном положении и не перевернуться. У мальчишек был свой способ, ей не знакомый, и она заявила, что хочет его изучить. Они прыгали со шлюпбалок, согнувшись, и только в последний момент выпрямлялись и вертикально входили в воду.

Красивое это было зрелище! Ныряли они, однако, хуже. Все, кроме одного. Этот мальчуган нырял превосходно. Вероятно, его обучал какой нибудь белый: он нырял «ласточкой» и притом замечательно красиво. Вы знаете, что это такое: прыгаешь вниз головой с большой высоты, и задача в том, чтобы войти в воду под правильным углом. Стоит ошибиться, и рискуешь повредить себе позвоночник, остаться на всю жизнь калекой; нередки и смертные случай. Но этот мальчик знал свое дело. Я сам видел, как он нырял с вант, с семидесятифутовой высоты. Прижав руки к груди, откинув голову, он взлетал, как птица, а потом падал горизонтально, распростершись в воздухе. Если бы он ударился так о воду, его сплющило бы, как селедку. Но над самой водой голова его опускалась, вытянутые руки сходились над ней, и грациозно изогнутое тело правильно входило в воду.

Читайте также:  Лисы спасаются из горящего леса

Мальчик снова и снова повторял свой прыжок, восхищая всех нас, а особенно мисс Кэрьюферз. Ему было не больше тринадцати лет, но он был самым ловким из всей ватаги, любимцем и вожаком своих товарищей. Даже ребята постарше охотно ему подчинялись. Он был красив: гибок и строен, как молодой бог, живая фигурка из бронзы, с широко расставленными умными и смелыми глазами – весь, как чудесный яркий огонек жизни. Бывают и среди животных такие удивительные творения природы – леопард, лошадь. Кто из вас не любовался игрой их стальных мускулов, неукротимой порывистостью, грацией и кипучей жизнерадостностью каждого движения! В этом мальчике жизнь била ключом, она таилась в блеске его кожи, горела в глазах. Взгляд на него освежал, как глоток кислорода, – такой он был чудесный, юный, стремительный и дикий.

И этот то мальчик в самый разгар забавы первый подал сигнал тревоги. Товарищи его изо всех сил поплыли за ним к трапу, вода так и кипела от их беспорядочных движений, фонтаны брызг взлетали к небу. Мальчуганы карабкались на пароход, помогая друг другу скорее выбраться из опасного места. Лица у всех были испуганные. Наконец они все выстроились на сходнях, не отводя глаз от поверхности моря.

– Что случилось? – осведомилась мисс Кэрьюферз.

– Акула, наверное, – ответил капитан Бентли. – Пострелятам повезло, что она никого не сцапала.

– Разве они боятся акул? – спросила она.

– А вы? – спросил он, в свою очередь. Она вздрогнула, бросила взгляд на море и сделала гримаску.

– Ни за что в мире я не вошла бы в воду, когда поблизости акула! – Она снова вздрогнула. – Они отвратительны!

Мальчики поднялись на верхнюю палубу и столпились у поручней, с обожанием глядя на мисс Кэрьюферз, бросившую им столько монет. Представление кончилось, и капитан Бентли знаком приказал им убираться. Но мисс Кэрьюферз остановила его:

– Погодите минутку, капитан. Я всегда думала, что туземцы не боятся акул.

Она поманила к себе мальчика, нырявшего «ласточкой», и жестом предложила ему прыгнуть еще раз. Он покачал головой, и вся толпа у поручней рассмеялась, как будто услышала веселую шутку.

– Акула, – пояснил он, указывая на воду.

– Нет, – сказала она, – никакой акулы нет!

Но мальчик решительно кивнул, и его товарищи закивали так же решительно.

– Нет тут никаких акул! – воскликнула она и обратилась к нам: – Кто одолжит мне полкроны и соверен?

Немедленно полдюжины рук протянулись к ней с кронами и соверенами. Она взяла две монеты у Ардмора и показала мальчикам полкроны, но ни один не бросился к поручням. Они стояли, растерянно ухмыляясь. Она стала предлагать монету каждому отдельно, но каждый только качал головой и улыбался, переминаясь с ноги на ногу. Тогда она бросила полукрону за борт. Мальчики провожали сверкавшую в воздухе монету взглядами, полными сожаления, но никто не шевельнулся.

– Только не предлагайте им соверен, – шепнул ей Деннитсон.

Не обращая внимания на его слова, она вертела золотой монетой перед глазами мальчика, который нырял «ласточкой».

– Оставьте, – сказал капитан Бентли. – Я и больную кошку за борт не брошу, если акула близко.

Но мисс Кэръюферз только рассмеялась, упорствуя в своей затее, и продолжала соблазнять мальчика совереном.

– Не искушайте его, – настаивал Деннитсон. – Это для него целое состояние. Он способен прыгнуть.

– А вы не прыгнули бы? – резко сказала она и добавила мягче: – Если я брошу?

Деннитсон покачал головой.

– Вы дорого себя цените, – заметила она. – Сколько нужно соверенов, чтобы вы прыгнули?

– Столько еще не начеканено, – был ответ.

На мгновение мисс Кэрьюферз задумалась. В стычке с Деннитсоном мальчик был забыт.

– Даже ради меня? – спросила она очень тихо.

– Только чтобы спасти вас.

Она снова обернулась к мальчику и показала ему золотой, прельщая его таким огромным богатством. Затем притворилась, что бросает, и он невольно шагнул к поручням и только резкие окрики товарищей удержали его. В их голосах звучали злоба и упрек.

– Я знаю, вы только дурачитесь, – сказал Деннитсон. – Дурачьтесь, сколько хотите, только ради Бога не бросайте!

Был ли это каприз, думала ли она, что мальчик не рискнет прыгнуть в воду, трудно сказать. Для нас всех это явилось полной неожиданностью. Золотая монета вылетела из под тента, сверкнула в ослепительном солнечном свете и, описав сияющую дугу, упала в море. Никто не успел опомниться, как мальчик был уже за бортом. Он и монета взлетели в воздух одновременно. Красивое было зрелище! Соверен упал в воду ребром, и в ту же секунду в том же месте почти без всплеска вошел в воду мальчик. Раздался общий крик ребятишек, у которых глаза были зорче наших, и мы бросились к поручням. Ерунда, что акуле для нападения нужно перевернуться на спину. Эта не перевернулась. Сквозь прозрачную воду мы сверху видели все. Акула была крупная и сразу перекусила мальчика пополам.

Кто то из нас шепотом сказал что то – не знаю, кто, – может быть, и я. Затем наступило молчание. Первой заговорила мисс Кэрьюферз. Лицо ее было смертельно бледно.

– Я… мне и в голову не приходило… – сказала она с коротким истерическим смешком.

Ей понадобилась вся ее гордость, чтобы сохранить самообладание. Она посмотрела на Деннитсона, словно ища поддержки, потом поочередно на каждого из нас. В ее глазах был ужас, губы дрожали. Да, теперь я думаю, что мы были жестоки тогда, никто из нас не шелохнулся.

Читайте также:  Кот мешает мальчику делать уроки

– Мистер Деннитсон, – сказала она. – Том! Проводите меня вниз.

Он не повернулся, не взглянул на нее, даже бровью не повел, только достал папиросу и закурил, но в жизни я не видел такого мрачного выражения на лице человека. Капитан Бентли что то буркнул и сплюнул за борт. И все. И кругом молчание.

Она отвернулась и пошла по палубе твердой походкой, но, не пройдя и десяти шагов, пошатнувшись, уперлась рукой в стену каюты, чтоб не упасть. Вот так она и шла – медленно, цепляясь за стену.

Трелор умолк и, повернувшись к маленькому человечку, устремил на него холодный вопросительный взгляд.

– Ну, – спросил он наконец, – что вы скажете о ней?

Человек проглотил слюну.

– Мне нечего сказать, – пробормотал он, – нечего.

«Решила, что это приключение»: Как полуторагодовалая девочка четыре дня выживала в холодном лесу под Смоленском

21 августа 2021 15:00

Четыре дня Россия следила за судьбой маленькой девочки Люды К., пропавшей в лесу в Темкинском районе Смоленской области. 17 августа 1,5 годовалую малышку объявили в розыск. Ее искали более 250 человек: следователи, полиция, военные, водолазы, спасатели МЧС, жители местного поселения, а также волонтеры из разных городов. К вечеру 20-го числа поисковики коротко, но с радостью сообщили заветные слова: «Найдена! Жива!». Уму непостижимо, как она смогла выжить, а в первый час после воссоединения с родителями – бодро кушать кашу. «Комсомолка» связалась с участниками масштабной спецоперации и матерью Люды, чтобы внести ясность в захватывающую историю, к которой есть множество вопросов.

Опубликованы кадры поисков пропавшей под Смоленском малолетней девочки

ПОТЕРЯЛАСЬ ПО ПУТИ К СОСЕДКЕ

Утром 17 августа маленькая Люда, которой недавно исполнилось 1 год и 10 месяцев, играла со старшей сестренкой (ей 4,5 годика – Прим.Ред.) на лужайке у дома, находящемся в районе урочища Щелыково. Там семья малышки отдыхает каждое лето, работает в саду. А в будни отец – физик-ядерщик, а мама – врач-рентгенолог. Вокруг дачного домика благодать – природа, речка. Мать Антонина рассказала «КП», что ненадолго отлучилась к соседке, пока дочки были заняты играми. Старшая быстро соскучилась и прибежала к родителю. А вот Люда пропала…

– Люда пошла за сестрой, но ушла далеко, не свернув к соседке, – вспоминает Антонина. – Примерно с 10 часов мы искали Люду своими силами и силами всех окрестных соседей. Обегали и объезжали все окрестные дороги. Примерно в 14:30 позвонили в полицию узнать, не привозили ли им девочку. Оказалось, не привозили. И примерно с 14:50 мы уже вызвали полицию на место, потому что поняли, что не знаем где дальше искать. Сотрудники МВД приехали очень оперативно, ознакомились с ситуацией.

Далее встревоженная мать уже вызвала остальные службы: от МЧС до волонтеров из отрядов «ЛизаАлерт» и «Сальвар». Примерно с 17:00 началась масштабная спецоперация по поиску девочки.

СМОТРЕЛИ КАЖДУЮ ТРАВИНКУ

В Смоленскую область съехались люди из Москвы, Калуги, Брянска, Петербурга, Иваново и других городов. В сумме более 250 человек присутствовали в поисковом штабе и работали круглосуточно. Смотрели каждую травинку, но начали с водоемов. В местных колодцах ребенка, слава богу, не было.

– Там три реки, сходящиеся в одной точке. Они были очень сложными, подозрительными. Ребенка же всегда вода привлекает. Зачастую они тонут… Поисковый штаб сразу же понял, что девочки там нет, это было эмоциональным подъемом, что можно надеяться на удачный исход, – сообщил «Комсомолке» Павел Барановский, опытнейший поисковик, стоявший у истоков создания ПСО «Сальвар».

А погода день за днем преподносила «сюрпризы». То пройдет ливень, то ночь выдастся небывало холодной, то грозовой фронт надвинется в район поисков. Все больше времени занимают обычные пешие поиски, вглубь леса. Проходят сутки, другие, в головы закрадываются страшные мысли.

– Было непонимание и отчаяние – куда за такой короткий срок мог деться ребенок. Когда все больше людей подключалось к поиску и ее не находили, то стали думать, может быть, Люду сбили или похитили. После 3 ночей в лесу, конечно, мы уже думали, что если и найдется, то в лучшем случае без сознания, – вздыхает мама ребенка.

«МЕСТНОСТЬ СЛОЖНАЯ. ЕСТЬ ХИЩНИКИ, БУРЕЛОМЫ»

Ветеран «Сальвара» Павел Барановский не припомнит настолько глобальных поисков в своей волонтерской работе. Мужчина признается, что дурные мысли все старались отгонять и концентрироваться на поисках. По опыту он знал, что детей находили живыми и через более долгое время. Однако тревога не покидала спасателей – ведь местность сложная, лес далеко не простой. И как только малышка смогла уцелеть?

– В основном, концентрировались на поисках в лесу. Он сухой, захламленный сухими ветками, – говорит Павел Барановский. – Но не было болота, что очень хорошо. Местность сложная, далеко от цивилизации. Есть дикие животные, хищники, видели следы. Местные жители, которые помогали в поисках, предупреждали нас о зверях.

Малышку как раз нашли в буреломе, где она спряталась. Днем 20 августа одна из групп спасателей устроила привал примерно в 4 километрах от дома ребенка, как вдруг из чащи раздался едва слышимый писк. Волонтеры бросились навстречу тоненькому голоску, который постепенно усиливался. И вот – малышка лежала в сознании, тянула ручки к взрослым. Искусанная, замерзшая, босая, соскучившаяся. Ее срочно вывезли к штабу, передали матери и врачам скорой помощи.

Воссоединение вышло крайне трогательным.

– Рыдал весь штаб. Плакали все – и закаленные жизнью и опытом добровольцы, и те, кто неравнодушно откликнулся и приехал первый раз, плакали местные жители. Это наша общая победа. Всех тех, кто не спал ночами в попытках отыскать малышку, кто выехал и был готов это сделать; кто помогал поисковикам в «тылу» – продуктами и оборудованием, кто переживал и поддерживал! – рассказывают другие члены ПСО «Сальвар».

Читайте также:  Дочь президента США Дональда Трампа завела котенка, похожего на отца

«КАШУ УПЛЕТАЛА БУДЬ ЗДОРОВ»

Люду осмотрели медики. Она истерла стопы в блужданиях по лесу. Ножки опухли из-за крапивы. На теле было несколько маленьких клещей, а также порезов от веток. При всем при этом малышка выглядела вполне бодрой. Родную мать она встретила слезами, но без бурных эмоций – сил не так много.

– Уплетала кашу будь здоров! Поранилась, поцарапалась, но не пала духом, – делится с «КП» волонтер «Сальвара».

Врачи посоветовали матери сильно не кормить дочь перед тщательным медицинским обследованием. Поздно вечером малышку везли на реанимационной машине до Смоленской детской больницы. Состояние ребенка оценивают как удовлетворительное.

– На самом деле, кашу мы дали ей потом. Сначала ограничились перетертой картошкой с водой, по рекомендации врачей. Провели все обследования и назначили лечение. Ночью спала хорошо. Ходить пока особенно не может из-за разбитых ног. Сейчас становится все лучше. Обследуют все врачи, назначают лечение. Все плохое уже позади, – выдыхает мать Антонина.

«ДЛЯ ЛЮДЫ БЛУЖДАНИЕ ПО ЛЕСУ НЕ БЫЛО СИЛЬНЫМ СТРЕССОМ»

Покуда история закончилось благополучно, все гадают, как именно девочка, которой нет и двух лет, смогла выживать в холодном лесу на протяжении почти четырех дней. Матери Люды это неизвестно. Сама малышка немногословна в силу возраста.

– На вторую ночь был ливень, а третья ночь была холодная. Не знаю, как она так долго держалась, – разводит руками Антонина. – Но спасатели утверждают, что дети живучие, и находили живых и в более поздние сроки.

Ветеран-поисковик Павел Барановский может рассуждать на эту тему с экспертной точки зрения. По его словам, ребенок мог не паниковать во время хождения по лесу и сохранить силы и энергию.

– Взрослый человек в такой ситуации начинает паниковать, ломать кусты, бежать куда-то. А ребенок мог воспринять это как приключение. Она спала временами, хранила ресурсы организма. – предположил Павел. – А «запасы» у человека большие! Можно прожить без питания долгое количество времени. А вода там присутствовала. Для Люды блуждание по лесу не было сильным стрессом. Она не воспринимало это как что-то ужасное, за исключением, может быть, ночи. Поэтому она долго могла нормально чувствовать себя в лесу. Единственное – чудом пережила холод. Переохлаждение могло закончиться плохо. Были такие минуты, когда мы думали, что девочка точно замерзла.

Вместо окончания процитируем слова девушки-волонтера, которая нашла ребенка и передала его матери.

– Ты самая храбрая и самая сильная девочка во Вселенной! Самая-самая. Во всем космосе! – сказала поисковик и поцеловала радостную малышку в лобик.

ОФИЦИАЛЬНО

– СК РФ после пропажи ребенка возбудили уголовное дело по статье «Убийство малолетнего». К счастью, девочку обнаружили поисковики в лесном массиве на расстоянии около 4 км от места жительства семьи. На теле ребенка имеются следы от укусов насекомых. В настоящее время ей оказывается необходимая медицинская помощь. Устанавливаются обстоятельства произошедшего. Расследование уголовного дела продолжается.

Пропавшая под Смоленском девочка найдена живой

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Четырехдневные поиски 1,5 годовалой девочки в Смоленской области завершены

Волонтеры ПСО «Сальвар» объявили об окончании масштабной спецоперации, к которой подключали военных, полицию и водолазов (подробности)

Рыдали даже мужики: Волонтеры опубликовали трогательные фото спасения пропавшей 1,5 годовалой девочки в Смоленской области

Поисковики рассказали, как им удалось найти малышку живой спустя четыре дня хождения по лесам (подробности)

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АДРЕС РЕДАКЦИИ: ЗАО “Комсомольская правда в Санкт-Петербурге”, улица Гатчинская, д. 35 А, Санкт-Петербург. ПОЧТОВЫЙ ИНДЕКС: 197136 КОНТАКТНЫЙ ТЕЛЕФОН: +7 (812) 458-90-68

Темная история

У вас появилась возможность начать слушать аудио данной книги. Для прослушивания, воспользуйтесь переключателем между текстом и аудио.

1 глава. “Лера шагала домой через парк. “

Поздней ночью, где-то около трех, Лера шла по улице, освещенной тусклыми фонарями. По шоссе проезжали редкие автомобили, прохожих же не было вообще. Каблучки туфель глухо постукивали об асфальт. Девушка шла, сжимая кулаки, злая как тысяча чертей. “Ну гад, – думала она, – вот ведь мерзавец”. И еще в том же духе, но далеко не в лучшую сторону. Дело касалось ее приятеля Вадима, который пригласил ее на дискотеку в ночной клуб “Пенелопа”, где за рекордно короткое время умудрился напиться как свинья и заснул прямо на столе. Лера так и оставила его там, поняв тщетность своих попыток поднять его и увести. Он лишь матерился сквозь зубы и грозился надавать ей по шее. Разозлившись, Лера схватила сумочку и убежала. И теперь исходила злобой, понимая, что ничего переиграть нельзя. Знала бы, ни за что не потащилась бы в эту поганую забегаловку, почему-то гордо именуемую ночным клубом. А вот теперь приходится топать пешком до общаги.

Чтобы срезать путь, Лера свернула в парк. Тут было значительно короче, идти минут на десять меньше.

В парке было темно и тихо. Девушка ускорила шаг, позабыв про свою злость. Ей стало страшно, она оглядывалась по сторонам, подавляя желание броситься бежать. Ей почему-то казалось, что за ней кто-то осторожно крадется. Она даже пару раз оглянулась, но разумеется, никого не увидела.

Читайте также:  Невероятная история о женщине, которая купила приют для собак

На ходу Лера раскрыла сумочку и достала сигарету, прикурила, щелкнув зажигалкой и продолжила путь. Сигарета успокаивала нервы, точнее казалось, что успокаивала. Но и это уже было большим облегчением. И потом, все это глупо. Она уже сто раз здесь ходила и с ней ничего не случалось. Ну кто тут может быть? Пара-тройка бомжей, спящих на лавочках, вот и все. Они сами всего боятся. В крайнем случае, у нее есть газовый баллончик.

Вспомнив об этом, Лера вновь полезла в сумку и нащупала необходимое. Вот он. Сразу стало гораздо спокойнее. Так она и шла, держа баллончик в одной руке, а сигарету – в другой. Сделав несколько шагов по инерции, Лера остановилась и сняла крышку с баллончика. Вот, теперь другое дело. Пусть только сунутся. Кто к ней сунется, она не представляла, но это было неважно. Главное, что она во всеоружии.

Выкинув выкуренную до фильтра сигарету, девушка глубоко вдохнула в себя воздух. Тихо и свежо. Скорее бы закончился этот парк. Идти еще минуты три. Ну ничего, самое страшное уже позади.

Не успела она об этом подумать, как впереди себя увидела девушку, идущую вперед, но не совсем по прямой. Она была тоненькой, не совсем сформировавшейся. Сердце Леры сперва екнуло, а потом она едва не рассмеялась от облегчения. Нашла, кого бояться. Если так пойдет дальше, то придется обзаводиться памперсами. Молоденькая, сопливая девчонка, пьяная в дуплину, как говорит ее друг Стас. Вот, едва в клумбу не зарулила. Сейчас шлепнется. Нет, удержалась. Лера хмыкнула.

Внезапно, перед девчонкой возник высокий человек. Он появился как будто ниоткуда, вдруг. Лера скорее почувствовала, чем осознала опасность, исходящую от него. Она метнулась в кусты и мгновенно распласталась на траве под одиноко стоящей скамейкой. Боясь пошевелиться, Лера открыла глаза и посмотрела в ту сторону. То, что она увидела, заставило крепче вжаться в землю, просто вцепиться в нее, уже не заботясь о новой, безумно дорогой юбке и любимой модной кофточке.

Девушка закричала, но ее крик словно захлебнулся. Человек сдавил руками ее шею, нависая над ней словно огромная, зловещая тень.

– Мама дорогая, – прошептала Лера, отползая в спасительную гущу кустов и моля Бога, чтоб они потише шуршали.

Тело жертвы минуты три дергалось, потеряв опору под ногами, человек в своем безумном желании приподнял ее над землей, а потом ослабло и безжизненно повисло. С ноги слетела туфля и ударившись об асфальт, отлетела. Человек отшвырнул тело в сторону и ушел так быстро, что Лера не заметила, куда. Впрочем, она смотрела вовсе не на него, а на неподвижную, бесформенную кучу, недавно бывшую молоденькой девушкой.

В последующие десять минут, которые Лера лежала в кустах, застыв как изваяние, стояла жуткая тишина, нарушаемая разве что стрекотом кузнечиков и шелестением листвы деревьев от порывов ветра. Лера боялась вздохнуть. Она не могла оторвать взгляда от неподвижно лежащей девчонки, руки и ноги которой нелепо раскинулись в стороны, как у тряпичной куклы.

Потом девушка услышала странный стук, подняла голову и прислушалась. Это стучали ее зубы, выбивая барабанную дробь. Стиснув их посильнее и чувствуя, как ее челюсть сотрясается, Лера встала, стараясь производить как можно меньше шума и медленно подошла к лежавшей. На той была короткая яркая юбка, сейчас обнажившая белые кружевные трусики и кожаная куртка до пояса, застегнутая наполовину. Полусапожки на высоких тонких каблуках с длинными острыми носами и сумочка, валявшаяся в стороне. Шея девушки была неестественно повернута. А на коже расплывалось какое-то темное пятно. Лере не пришлось долго гадать, что это. Пятно было небольшим, немного расплывшимся.

“Кровь, – механически отметила Лера про себя, – мама дорогая”.

Она отшатнулась, едва не шлепнувшись на асфальт, но сумела сохранить равновесие, зашатавшись на каблуках. Потом развернулась и помчалась по дороге с такой скоростью, что могла бы дать фору любому спринтеру. Через полминуты она уже вылетела на проезжую часть улицы. Не сбавляя темпа, Лера помчалась дальше, чувствуя, что сердце колотится где-то в горле. Взбежав по ступенькам, она рывком распахнула дверь.

Самые известные в мире слоны и их трагические судьбы

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Джамбо

Это, пожалуй, самый известный из всех слонов, когда-либо живших на планете. Слава пришла к нему еще до того, как он попал в цирк. В лондонском зоопарке, где саванного слона держали до его «артистической карьеры», он был любимцем публики. Джамбо даже катал ребятишек на своей спине. Посмотреть на слона-гиганта (а Джамбо обладал довольно внушительными даже для слона размерами) приходили маленькие Уинстон Черчилль и Теодор Рузвельт, посещала слона и английская королева Виктория.

В 1882-м Джамбо купил американский шоумен и владелец цирка Финеас Тейлор Барнум. Отъезд Джамбо за океан вызвал фактически всеобщий траур, многие англичане выражали протест, требуя не отдавать народного любимца на чужбину.

В Америке «звездного» слона встречали толпы людей. Когда судно с Джамбо на борту причалило к берегу, заиграли три духовых оркестра, которые затем проследовали по улице до самого цирка вместе с контейнером, перевозящим знаменитого гиганта. Процессия сопровождалась цирковым парадом, а платформу, на которой располагался контейнер с «артистом», везли 16 лошадей и два «обычных» слона.

В Штатах популярность Джамбо только увеличилась. Доходы от представлений с участием слона исчислялись миллионами, по всему миру продавали открытки с изображением Джамбо, а его имя стало фактически брендом. Появились гастрономические блюда с таким названием и самые разные товары марки «Джамбо» – от сигар до банного мыла.

Интересно, что Джамбо, как и любой африканский слон, не имел больших способностей к обучению и не показывал никаких хитроумных трюков. По воспоминаниям очевидцев, во время номеров он чаще всего просто ходил по кругу или стоял в стороне. А вот напарник Джамбо, слон-карлик по кличке Мальчик-с-Пальчик, показывал публике забавные трюки, в результате чего их номер получался органичным.

Читайте также:  Омичи сдают в зоопарк редких черепах

Погиб Джамбо при весьма трагических обстоятельствах: можно сказать, он поплатился за свою популярность. Когда цирковая труппа закончила свои гастроли в Сент-Томасе, Джамбо с другими животными и артистами ожидал отгрузки на железнодорожной станции. Он как раз шел по главному пути к своему персональному «королевскому» вагону, когда на горизонте показался прибывающий товарный поезд.

Служащий станции, который должен был заранее останавливать все подъезжающие составы, в этот момент оставил свой пост, чтобы поближе рассмотреть знаменитого слона. Когда же он услышал гудок паровоза и стал махать флажками, было уже поздно. Джамбо погиб, а вместе с ним и находившийся тут же его напарник Мальчик-с-Пальчик.

Долгожитель Линь Ван

Линь Ван, которого на Тайване все называли «дедушкой», попал в Книгу Рекордов Гиннесса как слон, который прожил самую долгую жизнь в неволе. И это при том, что судьба у него была очень непростая.

Во Вторую Японо-Китайскую войну азиатский слон «служил» в японских войсках: он перевозил различные грузы, в том числе артиллерийские орудия. В 1943-м, во время Бирманской военной кампании, Линь Вана (тогда он носил имя А-Мэй) с двенадцатью другими слонами захватила китайская армия, и слону пришлось выполнять те же функции, но уже для войск Поднебесной. Затем он был отправлен вместе с солдатами на Тайвань, где его также использовали как тягловую рабочую силу. К 1951 году Линь Ван остался единственным из тринадцати захваченных слонов, кому удалось выжить в столь невыносимых условиях.

В 1952 году слона отдали в зоопарк Тайбэя, где он «женился» на слонихе Малань и прожил до конца своих дней, встретив XXI век знаменитостью и народным любимцем. В последние годы жизни Линь Ван сильно страдал от артрита и других хронических заболеваний. Умер он в 2003 году в возрасте 86 лет. И это при том, что обычно слоны в неволе живут не более 60-70 лет.

Смерь слона стала народным трауром: Тайвань во главе с президентом скорбел несколько дней. Дедушке Линь Вану посмертно присвоили звание «Почетный гражданин Тайбэя».

Топси и Мэри

Азиатская слониха Топси из цирка Адама Форпо, расположенного в лунопарке Нью-Йорка, родилась в начале прошлого века. Она регулярно выступала перед американскими зрителями, однако всеобщую известность ей принесло не это. За короткий промежуток времени слониха убила трех человек и была приговорена к смертной казни, что и потрясло весь мир.

Несмотря на то, что по воспоминаниям современников, все, кого она убила, при жизни проявляли жестокость (например, своего дрессировщика она затоптала за то, что он пытался заставить ее есть зажженные сигареты, а до этого в течение долго времени он колол ее вилами), «самообороной» ей поступки никто не посчитал.

Сначала слониху было решено повесить, однако американские зоозащитники подали протест, посчитав данный способ слишком жестоким. Тогда ученый Томас Эдисон предложил владельцам слонихи убить ее с помощью переменного тока – подобный вид казни в конце позапрошлого века применяли в отношении преступников. Такой акт, по мнению ученого, должен был продемонстрировать человечеству опасность переменного тока, против использования которого выступал Эдисон, ведя в этом вопросе долгую войну с Николой Теслой.

28-летнюю слониху обули в специальные медные сандалии и обмотали металлическим тросом с электродами, после чего через ее тело пропустили разряд в 6600 В. Но это еще не все. Перед казнью ее «для ускорения процесса» еще и накормили морковью с цианистым калием.

Посмотреть на убийство Топси пришли тысячи зевак, сам Эдисон записал весь процесс на кинопленку и впоследствии демонстрировал эти кадры зрителям и журналистам.

Через время лунопарк, в котором работала Топси, сгорел, и суеверные граждане сразу вынесли свой вердикт: это дух слонихи отомстил людям за жестокость.

Через 13 лет после смерти Топси была казнена другая цирковая слониха – Мэри, и произошло это тоже в Амерке.

Четвероногая артистка цирка Братьев Спаркс всегда послушно выполняла команды дрессировщика и никогда не отличалась буйным нравом. Однако во время гастролей цирка в одном из городов штата Теннесси случилась трагедия. Молодой и неопытный смотритель Рэд Элдридж, который еще не умел толком обращаться с животными (тем более – со слонами), стал выводить Мэри на сцену и то ли случайно, то ли нарочно проткнул ей ухо металлическим крюком. Слониха испугалась и одновременно пришла в ярость: она обхватила мужчину хоботом, подняла и швырнула на землю, после чего затоптала насмерть.

Сотрудники цирка стали стрелять по Мэри, однако калибр пуль оказался слишком мелким для того, чтобы убить ее. Местный шериф «арестовал» слониху и запер в клетке возле городского околотка. После этой трагедии в соседних городах начались волнения. Их подогревали еще и стремительно разошедшиеся слухи о том, что за свою работу в цирке Мэри якобы убила вовсе не одного человека, а чуть ли не десяток. Жители штата требовали убийства «кровожадной слонихи» – в противном случае они грозились не пустить труппу в их города. Под давлением общественности владельцы цирка приняли непростое решение убить животное.

Слониху повесили на цепях, в качестве «виселицы» использовав подъемный кран. Однако с первого раза Мэри не умерла: цепи не выдержали ее веса и разорвались. Несчастная слониха упала на землю и сломала бедро. Тогда ее шею снова обмотали цепями. На этот раз казнь закончилась ее гибелью.

В СССР тоже был свой слон-знаменитость. Питомец зоопарка по имени Шанго прежил Великую Отечественную войну. О том, как в Москве Слоны тушили «зажигалки», а гадюки грелись в котельной – в нашем материале о зоопарках времен войны.

Читайте также:  Московский зоопарк проведет лекции о помощи бездомным животным

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

В Японии разъяренная слониха растоптала смотрителя зоопарка

В Японии, в одном из зоопарков, слон затоптал смотрителя. Как сообщает «РИА Новости», 30-летний мужчина из Лаоса решил посмотреть на новорожденного слоненка и зашел вовнутрь вольера. Это-то и не понравилось слонихе и она напала на него.

Мужчина скончался от кровопотери, смерть была зафиксирована спасателями, прибывшими на место. Подробности инцидента устанавливаются.

В сафари-парке отмечают, что погибший смотритель работал у них с 2011 года и ухаживал только за слонами.

Здесь все всё
понимают.

Главные, свежие новости Екатеринбурга, России, мира. Репортажи, интервью, расследования, лайфхаки, конфликты, инфографика, фоторепортажи, видео. Публикуем свежие новости, мнения и комментарии популярных людей, события в Екатеринбурге, России, мире на главные темы общества, экономики, политики, культуры, интернета, спорта, развлекательной жизни Екатеринбурга.

Контакты
  • Редакция
  • Коммерческий отдел
Напишите нам
  • Мобильная версия
  • Пользовательское соглашение
Реклама
  • Выборы 2021
  • Прайс-лист
  • ПубликацииНовости на правах рекламы
  • Сервис для банков
  • Медиакит
  • Раздел Еда
  • Тех. требования к баннерам
  • Тех. требования к пресс релизам
Правовая поддержка портала 66.RU
  • Интеллектуальная собственность
  • Коммерческая и договорная практика
  • Недвижимость, строительство и ЖКХ
  • Судебная практика
Недвижимость
  • Новости. Недвижимость
  • Новостройки Екатеринбурга
  • Вторичка в Екатеринбурге. Проверено УПН
  • Загородные дома и поселки
Здоровье
  • Клиники Екатеринбурга
  • Поиск лекарств
Финансы
  • Новости. Финансы
  • Курсы валют в банках Екатеринбурга
  • Ипотека в Екатеринбурге
  • Автокредиты в Екатеринбурге
  • Банкоматы на карте
  • Вклады в Екатеринбурге
  • Заявка на кредит
  • Статьи партнеров
  • Прочее
  • Новости. Авто
  • Эксклюзивные тест-драйвыПродажа новых автомобилей в Екатеринбурге
  • Автомобили Trade-in в Екатеринбурге. Проверенные лоты
Работа
  • Ресторанная критикаКафе Екатеринбурга
  • Кофейни Екатеринбурга
  • Рестораны Екатеринбурга
Афиша
  • Кино в Екатеринбурге
  • Концерты в Екатеринбурге
  • Театр в Екатеринбурге
  • Развлечения для детей в Екатеринбурге
  • Клубы в Екатеринбурге
  • Расписание матчей в Екатеринбурге
  • Разное
Читайте 66.RU где удобно

©2007—2020 66.RU. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.

Сетевое издание «Современный портал Екатеринбурга — «66.ru» (18+) зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 – 76634 от 02.09.2019

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью “66.ру”. Юридический адрес: 620014, 620014, Свердловская обл., г. Екатеринбург, ул. Бориса Ельцина, строение 3, оф. 7015

Фактический адрес редакции и отдела продаж: 620014, Свердловская обл., г. Екатеринбург, ул. Бориса Ельцина, д. 3, оф. 7014, +7 (343) 288-50-66 info@news.66.ru
Главный редактор: Шлыков Д.В.

Возбуждённый слон затоптал смотрителя насмерть

Дети смотрителей слонов

Хочешь дружить со смотрителем слонов — убедись, что у тебя найдётся место для слона.

Старая индийская поговорка

Авити, Адойо, Аджуангу,

Апийо, Акинии и Карстену.

Стине и Даниэлю.

Я нашёл дверь, ведущую из тюрьмы на свободу, и я хочу, чтобы мой рассказ помог и вам отыскать эту дверь.

Вы, конечно, можете спросить: какой ещё свободы ему не хватает? Родился на острове Финё, [Прекрасный остров (дат.). (Здесь и далее примечания переводчика.)] который называют датской Гран-Канарией, к тому же в доме священника, с дюжиной комнат и садом — огромным, как настоящий парк. Вырос рядом с папой, мамой, старшей сестрой, старшим братом, дедушками, бабушками, прабабушкой и собакой, которые все вместе как будто сошли с рекламы какого-нибудь продукта — недешёвого, но очень полезного для всей семьи.

И хотя моё отражение занимает лишь небольшую часть зеркала — ведь в седьмом классе нашей городской школы острова Финё я предпоследний по росту и не могу похвастаться комплекцией, — но на стадионе многим более взрослым и более серьёзным игрокам не раз оставалось лишь наблюдать, как я пролетаю по полю словно сёрфингист по волнам, а потом чувствовать, как волосы на голове встают дыбом, когда я точно бью правой.

Так что вы имеете все основания спросить, чего ему вообще не хватает, и что же тогда, по его мнению, говорить о других четырнадцатилетних мальчишках, и на такой вопрос есть два ответа.

Во-первых, вы совершенно правы: у меня вроде как есть всё. Но когда отец с матерью исчезли и всё вдруг стало очень непросто и перестало поддаваться какому-либо объяснению, я обнаружил, что, оказывается, кое-что упустил из виду. Я не подумал о том, что, пока ещё было светло, надо было попытаться понять, что пригодится и на что можно будет рассчитывать, если наступит тьма.

Второй ответ посложнее: оглядитесь по сторонам, много ли на свете действительно счастливых людей? Даже если у вашего отца есть «мазерати», а у мамы норковая шуба — а в нашем доме в какой-то момент имелось и то, и другое, — будете ли вы кричать «ура»? И не следует ли в таком случае задаться вопросом: а что может сделать человека свободным?

Тут вы, возможно, скажете: и так не продохнуть от людей, которые спешат тебе объяснить, куда следует идти и как себя следует вести, — и вот, пожалуйста, нашёлся ещё один. В общем-то, вы, конечно, правы, но, с другой стороны, всё не совсем так.

Если бы вы до исчезновения моего отца зашли в церковь города Финё и послушали его проповедь, то вы бы узнали, что Иисус есть истинный путь, и поверьте мне, отец может говорить об этом так складно и непосредственно, словно объясняет вам, как пройти к морю — направо, налево, и все мы вот-вот будем на месте.

Если бы во время службы вы посидели рядом с органом, на котором играет моя мать, и потом поговорили бы с ней, то она бы рассказала вам, что именно музыке принадлежит будущее, а играет и объясняет она так убедительно, что вы немедленно записались бы в класс фортепьяно, а потом отправились бы в магазин и выложили бы за рояль всё, что накопили для вас родители.

А если после службы вы заглянули бы к нам на чашку кофе, особенно когда у нас гостит мой любимый дядя Йонас — охотник, у которого в прихожей стоит чучело медведя из Внешней Монголии, и при этом профсоюзный деятель, — то вы могли бы услышать его монолог, минут на двадцать, в котором он постарался бы убедить вас, что без уверенности в своей физической форме и готовности посвятить жизнь организации рабочего класса не достичь истинного смысла жизни, и говорит он это не только чтобы подразнить моего отца, он сам искренне в это верит.

Читайте также:  Можно ли кормить кошку (котенка) только влажным кормом

Если вы спросите моих одноклассников, то они вам расскажут, что настоящая жизнь начинается после девятого класса, когда большинство школьников уезжают с острова, чтобы учиться дальше в гимназии-интернате или в техническом училище в Грено.

И, наконец, можно обратиться совсем к другим людям: если вы спросите пациентов «Большой горы», лечебницы, которая находится к западу от города, — все они без исключения стали наркоманами или алкоголиками ещё до того, как им стукнуло шестнадцать, — если вы попросите их дать честный ответ с глазу на глаз, то они скажут, что, хотя теперь они бесповоротно порвали с прошлым, страшно благодарны за лечение и с нетерпением ждут начала новой жизни, но тем не менее всё это не идёт ни в какое сравнение с долгим, мягким приходом после косяка или укола.

И, честное слово, я уверен, что все эти люди правы, включая и обитателей «Большой горы».

Понял я это благодаря моей старшей сестре Тильте. У Тильте есть одна удивительная способность: она одновременно может быть уверена в правоте окружающих и при этом ни на минуту не сомневаться в том, что она единственная из всех знает, о чём говорит.

Все эти люди, которых я упомянул, с готовностью распахнут перед вами дверь в свою любимую комнату, внутри которой находятся Иисус, или музыка Шуберта, или выпускной экзамен, или девятый класс, или чучело медведя, или постоянная работа, или одобрительный шлепок по заднице, и, несомненно, многие из этих комнат удивительны.

Но пока ты остаёшься в комнате, ты заперт внутри, а пока ты заперт, ты не свободен.

Дверь, которую я постараюсь показать вам, не похожа на другие двери. Она не ведёт в новую комнату. Она даёт возможность выйти из здания.

То, что дверь существует, открыл не я — мне для этого вряд ли хватило бы веры в себя — её обнаружила моя сестра Тильте.

Я при этом присутствовал, и было это два года назад — незадолго до первого исчезновения родителей. Мне было двенадцать лет, а Тильте — четырнадцать, и хотя я помню всё так, как будто это было вчера, но в тот момент я не понимал, что же такое она нашла.

У нас тогда гостила наша прабабушка, она стояла у плиты и готовила суп из пахты.

Когда прабабушка готовит суп из пахты, она ставит две табуретки одну на другую и забирается на них, чтобы дотягиваться до кастрюли и помешивать суп, и всё это потому, что ростом она маленькая и кроме того у неё было шесть смещений позвонков, из-за чего она стала такой горбатой, что если её фотографировать для той семейной рекламы, о которой я говорил, то придётся очень тщательно выбирать ракурс, потому что горб у неё размером с подставку для зонтов.

Но при этом многие из тех, кто знаком с нашей прабабушкой, считают, что если Иисусу суждено вернуться, то он вполне мог бы явиться в образе девяностотрехлетней дамы, ведь про прабабушку определённо можно сказать, что она вселюбящая. То есть запас доброжелательности у неё такой, что его хватает даже на таких выдающихся личностей, как Кай Молестер или Александр Бистер Финкеблод — представитель министерства образования на Финё и одновременно директор нашей городской школы, чтобы любить которого надо быть его матерью, хотя, может быть, и этого недостаточно, потому что однажды я видел, как он встречает свою мать с парома: похоже, что для неё это тоже непосильная задача.

При этом не стоит заблуждаться насчёт нашей прабабушки. Невозможно, родившись в Первую мировую войну, пережив некоторых из своих детей, шесть смещений позвонков и Вторую мировую, дожить до девяноста трёх лет, если внутри тебя нет какого-то стержня. Скажу другими словами: если сравнить прабабушку с автомобилем, то кузов у этого автомобиля уже давным-давно пришёл в негодность. Но двигатель работает так, как будто только что сошёл с заводского конвейера.

Она довольно скупа на слова, она раздаёт их как конфеты, которых осталось совсем немного — а может, так оно и есть, когда тебе девяносто три.

Так что когда она внезапно, не поворачивая головы, говорит: «Я хочу кое-что сказать», — мы замираем.

«Мы» — это мать, отец, мой старший брат Ханс, Тильте, я и наша собака Баскер Третий. Баскер — фокстерьер, получившей своё имя из-за книги «Собака Баскервилей», а Третий — потому что это уже третий фокстерьер в жизни Тильте, которая всегда настаивала на том, чтобы каждый раз, когда собака умирала и мы брали следующую, ей давали то же самое имя, меняя лишь номер. Всякий раз, когда Тильте сообщает людям, которым до сей поры не выпало счастье с нами познакомиться, как зовут нашу собаку, она обязательно добавляет номер. Тут все слегка вздрагивают, возможно, потому, что это напоминает им об умерших до Баскера собаках, и думаю, что именно поэтому Тильте и требовала так называть собак, ведь её всегда интересовала смерть — более, чем кого-либо из нас.

Теперь, когда прабабушка собирается что-то сказать и усаживается в своё инвалидное кресло, Тильте опирается на кухонный стол и поднимает ноги, а прабабушка подъезжает к ней. Тильте всегда любила сидеть у прабабушки на коленях, когда та что-нибудь рассказывала, но прабабушка стала слабее, а Тильте тяжелее, так что теперь они решают проблему таким образом: Тильте подтягивается, а окружающий мир подъезжает под неё — и вот она устраивается на коленях у прабабушки, которая к этому времени стала уже меньше, чем Тильте.

Читайте также:  Как мяукают кошки в разных странах

— Мои мать и отец, — говорит прабабушка, — ваши прапрабабушка и прапрадедушка, были не очень молоды, когда поженились, им было уже под сорок. И тем не менее у них было семеро детей. Как раз когда у них родился седьмой, умерли брат матери и его жена, мои дядя и тётя, они заразились одним и тем же гриппом, испанкой, и умерли почти одновременно. Осталось двенадцать детей. Мой отец отправился в Северную Гавань на похороны. После похорон родственники собрались обсудить, как поделить между собой двенадцать детей — так тогда было принято, это было девяносто лет назад, главное было выжить. Дорога от города Финё до Северной Гавани занимала два часа на лошадях, отец вернулся лишь к ночи. Он вошёл в кухню, где у плиты стояла мать, и сказан:

«Я забрал их всех».

Мать посмотрела на него — глаза её светились радостью — и сказала:

«Спасибо, что не сомневался во мне, Андерс».

Когда бабушка закончила свой рассказ, на кухне воцарилась тишина. Не знаю, долго ли длилось молчание, потому что время остановилось — слишком многое надо было переварить, чтобы можно было думать дальше. Все как будто оцепенели. Надо было понять, что происходило в душе отца прабабушки, когда он увидел двенадцать детей на похоронах и не захотел согласиться с тем, что их могут разлучить. И в первую очередь постараться понять его жену. Представьте себе, он приходит домой и говорит: — «Я забрал их всех». Она ни секунды не колебалась, никаких там слёз или истерик оттого, что теперь у них уже не семеро детей — что и так, в общем-то, более чем достаточно, если вспомнить, что нас-то трое, а в доме при этом целых два туалета и ещё один для гостей — так вот, а у них в одночасье оказалось девятнадцать детей!

И вот, когда все мы молчали уже так долго, что даже не помню сколько, но, во всяком случае, немало, Тильте вдруг говорит:

— Я тоже хочу быть такой!

Все мы решили, что поняли её, и в каком-то смысле так оно и было. Она имела в виду, что хочет быть как отец или мать прабабушки, или как они оба, и сможет согласиться на девятнадцать детей, если придётся.

И это правда, это она и хотела сказать. Но одновременно она думала о другом.

Ещё до того, как она произнесла эти слова, во время всеобщего молчания, Тильте обнаружила дверь. Или окончательно убедилась в том, что она существует.

Прежде чем я продолжу свой рассказ, я хочу вас спросить вот о чём: я хочу спросить, можете ли вы вспомнить какие-нибудь минуты в вашей жизни, когда вы были счастливы. Не просто рады. Не просто довольны. А счастливы, полностью, на все сто процентов.

Если вам не удастся вспомнить хотя бы одно такое мгновение, то это не есть хорошо, но тогда тем более важно, чтобы вы задумались над моими словами.

Если вы вспомните хотя бы одно, или, ещё лучше, несколько таких мгновений, то я попрошу вас представить себе их. Это важно. Потому что именно в эти моменты дверь и приоткрывается.

Я расскажу вам о некоторых из моих. Не то чтобы это было что-то особенное. Я рассказываю о них для того, чтобы вам было проще обнаружить их в вашей собственной жизни.

Такое мгновение я пережил, когда меня впервые взяли в команду «Финё Олл Старз», играть в июле с дачниками. Список игроков зачитывал тренер главной островной команды, которого мы зовём Факиром, — он лысый и тощий, словно ёршик для чистки трубки, и у него всегда такое настроение, будто он только что встал с постели, проспав ночь на битом стекле.

Учеников младше пятнадцати никогда в команду не брали, так что для меня это было полной неожиданностью. Факир стал зачитывать список, и вдруг прозвучало моё имя.

В течение какого-то совсем короткого мгновения трудно было понять, где ты находишься, внутри тела пли снаружи — или и там, и там одновременно.

В другой раз это произошло, когда Конни спросила, не хочу ли я с ней встречаться. Она спросила об этом не сама, она послала одну из своих придворных дам, Соню. Я возвращался из школы, Соня поравнялась со мной: «Конни спрашивает, хочешь ли ты с ней встречаться».

На какой-то миг возникло ощущение, что ты как сдувшийся шарик, и ты то ли паришь, то ли стоишь на земле — не понять. И паришь ты вовсе не в воображении: весь осязаемый мир полностью изменился.

Ещё один случай тоже был связан с Конни, это было давным-давно, когда нам обоим было лет шесть и мы ходили в один детский сад. Во всём городе Финё всего три сотни детей и лишь одна школа и один детский сад, так что все мы учились друг с другом в школе и вместе ходили в детский сад.

Из местной пивоварни к нам в детский сад привезли несколько огромных деревянных пивных бочек, их уложили на бок, подпёрли колодками, сделали в них пол и маленькие двери и окна, превратив в игрушечные домики. В одной из этих бочек я спросил Конни, не хочет ли она раздеться передо мной.

Вы, конечно, можете поинтересоваться, как это у меня хватило смелости на такое. Я ведь и дорогу до булочной могу постесняться спросить, но тут мне приходится признать, что это был действительно один из тех случаев, когда я превзошёл самого себя.

Читайте также:  Меконгский бобтейл (фото): Экзотическая тайская кошка с коротким хвостом

Но если вы когда-нибудь познакомитесь с Конни, то поймёте, что бывают женщины, которые могут пробудить в мужчине самые исключительные качества — пусть даже им едва исполнилось шесть лет.

Она ничего не ответила. Просто начала медленно, очень медленно раздеваться. И когда она оказалась совершенно голой, то подняла руки и так же медленно стала поворачиваться передо мной. Я видел нежный светлый пушок на её коже, а бочка казалась похожей на корабль или на церковь, нас обволакивал пивной дух, который за столетия впитался в доски. И я заметил, что в происходящем между Конни и мной каким-то образом участвует и весь остальной мир.

Последнее мгновение — самое спокойное. Я маленький, мне, наверное, года три, у нас только что появился Баскер Второй, он забрался в мамину с папой постель, где я спал. Я сползаю с кровати на пол, распахиваю стеклянные двери и выхожу в сад. Думаю, была осень: солнце стоит совсем низко, трава — ледяная, она холодит и обжигает ноги. Между деревьями раскинулась огромная паутина, на её нитях висят капельки росы, словно миллионы крошечных бриллиантов, отражающихся друг в друге. Ещё очень рано, и утро такое новое и свежее, и другого такого никогда не будет, и прежде никогда не было, да и нужно ли ему повторяться? Ведь это утро будет длиться вечно.

В это мгновение мир совершенен. Нет ничего, что нуждалось бы в доработке, да и нет никого, кто мог бы это сделать, потому что людей нет, нет даже меня, всё заполняет радость. Но длится это совсем недолго, и скоро куда-то исчезает.

Знаю, что в вашей жизни случались подобные мгновения. Не точно такие, но похожие.

Я хочу заставить вас сосредоточиться на тех секундах, когда вы ещё не осознаёте, насколько необыкновенно всё вокруг, и не начинаете размышлять.

Потому что как только появляются мысли, вы снова оказываетесь в тюремной камере.

Камера, о которой я говорю, — довольно мрачное место. Это не просто камень, цемент и решётки на окнах.

Будь это так, проблем было бы меньше. Если бы мы находились в обычной тюрьме, мы бы обязательно нашли решение, даже такие скромные личности, как мы с вами. Не сомневаюсь, мы бы раздобыли в Грено или Орхусе двести-триста граммов розового порошка, который используют для реактивных двигателей авиамоделей, когда на Финё проводится День воздушных змеев и планеров. И, конечно же, нашли бы кусок железной трубы и две какие-нибудь заглушки, набили бы трубу порошком, просверлили бы в ней отверстие, вставили бы фитиль от новогодней петарды и пробили бы в стене здоровенную дыру, и тогда — ищи-свищи нас.

Но что в этом толку? Ведь та тюрьма, о которой я говорю и которая есть наша с вами жизнь и одновременно способ, которым мы её проживаем, тюрьма эта — не только каменные плиты и цемент, но также наши слова и мысли. И мы сами строим и укрепляем её, и это-то хуже всего.

Как тогда, когда Соня спросила меня о Конни. В следующее же мгновение, сразу же после того как от потрясения изменился мир, всё вернулось на свои места. Я подумал: неужели это правда, неужели это про меня. Может, это про какого-нибудь другого Питера? Почему именно я? И если это действительно про меня, то вдруг она потом разочаруется во мне? И сколько это может длиться? И даже если это будет длиться — во что веришь и на что надеешься, — то когда-то ведь это должно закончиться?

«Они жили счастливо до конца дней своих».

Такой конец меня никогда не устраивал.

Перед сном отец обычно читал Тильте, мне и Баскеру. Когда сказка заканчивалась словами «Они жили счастливо до конца дней своих», я всегда чувствовал какое-то беспокойство, которому не мог найти объяснения.

Нужные слова удалось найти Тильте. Однажды — ей тогда было лет семь, а мне пять — она спросила: что такое «конец своих дней»?

— Это значит до смерти, — ответил отец.

Тогда Тильте спросила:

— А они достойно умерли?

Отец замер. А после сказал:

— Об этом здесь ничего не написано.

— И что потом? — спросила Тильте.

Я прекрасно понимаю, откуда у Тильте мысли о достойной смерти. Этого она набралась у Бермуды Свартбаг Янсон — акушерки и одновременно похоронного агента — так уж получилось, ведь остров наш невелик, и поэтому многим жителям приходится одновременно работать в двух-трёх местах, как, например, маме, которая работает органистом, служителем при церкви и инженером-консультантом на машинно-тракторной станции.

Тильте часто общалась с Бермудой, и даже помогала ей укладывать покойников в гроб. Так что фразу о достойной смерти она позаимствовала у неё.

Но это лишь часть объяснения. Потому что представьте: вы сидите с семилетней девочкой и читаете ей сказку про то, как кто-то там жил счастливо до конца дней своих — ради этого самого хэппи-энда, ведь дети перед сном должны прийти в хорошее настроение и, оглядевшись по сторонам, поверить в то, что папа и мама, и они сами, и собака тоже будут счастливо жить до конца дней своих, до которого так далеко, что с таким же успехом можно сказать, что жизнь их будет длиться «вечно». И тут семилетняя девочка спрашивает, достойно ли они умерли.

Ссылка на основную публикацию