На юге Казахстана на видео попала спящая на диване лошадь

В Югре спасатели освободили лошадь, застрявшую в кровати

В городе Нягань Ханты-Мансийского автономного округа сотрудники поисково-спасательного отряда освободили лошадь, которая застряла в кровати.

Как сообщает «Центроспас-Югория», животное запуталось в металлической сетке от выброшенной кровати на улице Романтиков. Хозяин лошади вытащить копыто сам не смог и вызвал спасателей.

Сотрудники отряда прибыли на место и при помощи специального оборудования расширили отверстие в сетке и освободили ногу лошади.

Больше текстов, фотографий и новостей — в нашем Телеграме.

Пришлите нам свою новость в чат-бот в Телеграме.

  • Героиня ТД с инвалидностью, чей дом признан аварийным, обратилась к мэру Омска с просьбой о переселении. Женщина боится до этого не дожить
  • В Москве у здания Минюста начались задержания журналисток. Они вышли на пикеты против признания СМИ инагентами
  • Как в 2022 году в России будут лечить рак и почему стоит найти себе знакомого онколога?

На Ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения правильности адреса. Пожалуйста, перейдите по ссылке для завершения подписки.

Если письмо не пришло в течение 15 минут, проверьте папку «Спам». Если письмо вдруг попало в эту папку, откройте письмо, нажмите кнопку «Не спам» и перейдите по ссылке подтверждения. Если же письма нет и в папке «Спам», попробуйте подписаться ещё раз. Возможно, вы ошиблись при вводе адреса.

Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

По всем вопросам обращайтесь на mne@nuzhnapomosh.ru

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

  • Главная
  • Помогаем
  • Авторы
  • Редакция
  • Для новых авторов
  • Все материалы
  • Стать партнером
  • Новости
  • Сюжеты
  • Спецпроекты
  • Фотография
  • Словарь
  • Афиша
  • О фонде
  • Контакты
  • Отчеты
  • Для НКО
  • Персональные данные
  • Пожертвовать
  • Стать волонтером
  • Частые вопросы
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • Instagram
  • Youtube
  • Flipboard
  • Дзен

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

  1. Значение настоящей публичной оферты
    1. Настоящая публичная оферта («Оферта») является предложением Благотворительного фонда помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» («Фонд»), реквизиты которого указаны в разделе 5 Оферты, заключить с любым лицом, кто отзовется на Оферту («Донором»), договор пожертвования («Договор») на реализацию уставных целей Фонда, на условиях, предусмотренных ниже.
    2. Оферта является публичной офертой в соответствии с пунктом 2 статьи 437 Гражданского кодекса Российской Федерации.
    3. Оферта вступает в силу со дня, следующего за днем размещения ее на Сайте в сети Интернет: takiedela.ru, sluchaem.ru, 365.nuzhnapomosh.ru, beznadege.net, nuzhnapomosh.ru, https://nuzhnapomosh.ru/donate/.
    4. Оферта действует бессрочно. Фонд вправе отменить Оферту в любое время без объяснения причин.
    5. В Оферту могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на Сайте Фонда.
    6. Недействительность одного или нескольких условий Оферты не влечет недействительности всех остальных условий Оферты.
    7. Местом размещения Оферты считается город Москва, Российская Федерация.
  2. Существенные условия Договора
    1. Сумма пожертвования: сумма пожертвования определяется Донором.
    2. Назначение пожертвования: реализация уставных целей Фонда.
  3. Порядок заключения Договора
    1. Договор заключается путем акцепта Оферты Донором.
    2. Оферта может быть акцептована Донором любым из следующих способов:
      1. путем перечисления Донором денежных средств в пользу Фонда платежным поручением по реквизитам, указанным в разделе 5 Оферты, с указанием назначения пожертвования “пожертвование на Благотворительную программу “Нужна помощь.ру”, а также с использованием платежных терминалов, пластиковых карт, электронных платежных систем и других средств и систем, позволяющих Донору перечислить Фонду денежные средства;
        При получении безадресного пожертвования на расчетный счет по реквизитам, Фонд самостоятельно конкретизирует его использование, исходя из статей бюджета, утвержденных Советом фонда, являющихся неотъемлемой частью деятельности Фонда либо направляет их на расходы на административные нужды Фонда в соответствии с Федеральным законом №135 от 11.08.1995 г. «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)».
      2. путем помещения наличных денежных средств (банкнот или монет) в ящики (короба) для сбора пожертвований, установленные Фондом или третьими лицами от имени и в интересах Фонда в общественных и иных местах.
    3. Совершение Донором любого из действий, предусмотренных пунктом 3.2 Оферты, считается акцептом Оферты в соответствии с пунктом 3 статьи 438 Гражданского кодекса Российской Федерации.
    4. Датой акцепта Оферты и, соответственно, датой заключения Договора является дата поступления денежных средств от Донора на расчетный счет Фонда, а в случае, предусмотренном п. 3.2.2. — дата выемки уполномоченными представителями Фонда денежных средств из ящика (короба) для сбора пожертвований.
    5. Фонд обязуется использовать полученные от Донора денежные средства в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации и в рамках своей уставной деятельности.
  4. Прочие условия
    1. Совершая действия, предусмотренные данной Офертой, Донор подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящей Оферты, уставными целями деятельности Фонда, осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящей Оферты.
    2. Донор имеет право на получение информации об использовании пожертвования. Для реализации указанного права Фонд размещает на сайте:
      1. информацию о суммах пожертвований, полученных Фондом, в том числе о суммах пожертвований, полученных для оказания Фондом помощи каждому конкретному проекту;
      2. отчет о целевом использовании полученных пожертвований, в том числе для оказания Фондом помощи каждому конкретному проекту;
      3. отчет об использовании пожертвований в случае перемены целей, на которые направляется пожертвование. Донор, не согласившийся с переменой цели финансирования, вправе в течение 14 календарных дней после публикации указанной информации потребовать в письменной форме возврата денег.
    3. Фонд не несет перед Донором иных обязательств, кроме обязательств, указанных в настоящем Договоре.
    4. Настоящая Оферта регулируется и толкуется в соответствии с законодательством Российской Федерации.
  5. Реквизиты Фонда

    Благотворительный фонд помощи социально-незащищенным гражданам “Нужна помощь”

    Адрес: 119270, г. Москва, Лужнецкая набережная, д. 2/4, стр. 16, помещение 405
    ИНН: 9710001171
    КПП: 770401001
    ОГРН: 1157700014053
    р/с 40703810701270000111
    в ТОЧКА ПАО БАНКА “ФК ОТКРЫТИЕ”
    к/с 30101810845250000999
    БИК 044525999

    Благотворительного фонда помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» в отношении обработки персональных данных и сведения о реализуемых требованиях к защите персональных данных

    ВИДЕО | Скандал на старейшей эстонской конюшне: зоофил годами насиловал лошадей и был пойман во время акта

    Предприниматель в сфере строительства дорог и заместитель старейшины волости Ляэнеранна Валло Каппак рассказывает, что около десяти лет назад пришло предложение поддержать молодого спортсмена и для него была приобретена спортивная лошадь — породистая кобыла из Венгрии по имени Жюнес.

    Наездник занимался с лошадью каждый день, был нанят и тренер. Пару лет лошадь отправляли зимовать в Европу в лучшие погодные условия, но в 2018 году было решено оставить кобылу в Эстонии на постоянной основе.

    В качестве места размещения была выбрана конюшня Тори. Находящаяся в 30 километрах от Пярну конюшня является самой старой в Эстонии, работает с 1856 года, и через целевое учреждение Maaelumuuseumid принадлежит Министерству сельской жизни.

    Пойман с поличным — без трусов

    Однако уже спустя пару недель начало происходить что-то неладное. Одним утром из конюшни сообщили, что ночью лошади выбрались из своих загонов, вспоминает Каппак. У Жюнес была рассечена бровь, кобыла хромала на одну ногу. Рентген показал перелом, от которого лошадь пришлось долго лечить.

    Коневод Сирли в 2018 году тоже поместила своих лошадей на конюшне Тори. Когда произошел взлом, при котором пострадала Жюнес, лошадям Сирли повезло: их боксы остались закрытыми. Клиенты потребовали у конюшни поставить камеры, но выяснилось, что для этого нужно провести госзакупку и дела затянулись. В итоге пострадали и лошади Сирли.

    Ранним утром 11 мая 2018 года оставшиеся на конюшне на ночную выжеребку сотрудники услышали, что из соседнего здания доносятся громкие и странные крики лошади.

    Оказалось, что в конюшню вломился молодой человек. Он загнал одну из кобыл Сирли в угол пустого бокса, поэтому напуганное животное и издавало такие звуки.

    С другой лошадью дела обстояли хуже: в ее боксе все было перевернуто вверх дном. К лошади были подтащены коробка, уздечка и веревка. Выглядело так, что кто-то пытался на нее залезть. Сирли вспоминает, что лошадь была травмирована, боялась и не могла успокоиться. Когда же Сирли начала прибирать в боксе то нашла… мужские трусы. Женщина тут же позвонила ветеринару, а находку позже отнесла в полицию.

    Тренер Индрек Лоотус говорит, что выяснилось, что молодой человек и раньше проникал в конюшню — когда пострадала спортивная лошадь Жюнес. Первый раз он проник через черный вход в конюшню, и туда поставили железный кол, а после второго инцидента сотрудники конюшни обнаружили, что кол был погнут. По всей видимости, зоофил пытался снова проникнуть в конюшню через черный ход, но лишь погнул кол.

    Желание овладеть лошадью было у него настолько сильным, что он полез через разбитое окно и поранил ногу о стекло, но это его не остановило. Позже его без трусов застали сотрудники конюшни на месте преступления, откуда он тут же дал деру через черный ход, откинув в сторону погнутый колышек.

    Приехавшая на место полиция нашла насильника, спрятавшегося в кустах неподалеку от конюшни.

    Пока клиенты и конюшня судятся, зоофил и в ус не дует

    Теперь Валло Каппак судится с конюшней из-за того, что со стороны конюшни были допущены упущения и после взломов ничего не было предпринято, из-за чего от рук насильника пострадали их лошади. Он уверены, что доказательства указывают на то, что задержанный в мае 2018 года мужчина наведывался на конюшню на протяжении нескольких лет.

    Тяжба до сих пор длится: Тартуский окружной суд одной инстанции встал на сторону конюшни, Тартуский уездный суд — на сторону клиента. Eesti Maaelumuuseumid SA обязали выплатить ща причиненный лошади ущерб 32 925 евро, но целевое учреждение не согласно, и дело отправилось на рассмотрение в Госсуд.

    А что же насильник лошадей? В отличии от других стран Северной Европы, в Эстонии секс с животными уголовно не наказуем. Поэтому насильник вышел сухим из воды — частично, ведь ему пришлось уплатить штраф в размере 200 евро за разбитое окно при незаконном вторжении в конюшню.

    Судя по его профилю в соцсетях, жизнь у него идет хорошо. Мужчина даже вступил в партию — прошлой весной он стал членом EKRE.

    “Сложно представить, что он прекратит делать подобное. И почему он должен прекратить? Ведь согласно эстонским законам его действия во всех отношения нормальные. И вряд ли он единственный такой человек в Эстонии”, — с сожалением констатирует Валло Каппак.

    Кстати, все актуальные новости от RusDelfi теперь и в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.

    На заимке

    Эта история произошла в моей далекой юности. Сколько мне было лет, не скажу, но в ту пору я еще не брился. Мы с отцом поехали навестить его родню в какую-то глухомань. Ехали три дня в поезде, сошли на маленьком полустанке. Директор лесхоза, куда мы направлялись, прислал своего водителя встретить нас. Все-таки, столичные гости, не хухры-мухры.

    Дорога шла через лес. Шофер дядя Федя уверенно вел «ГАЗ-69» по грязи и колдобинам, стараясь не съехать в колею, набитую лесовозами. Мотор натужено гудел, и вдруг неожиданно заглох. Дядя Федя выругался, вышел из машины, открыл капот.

    — Пи*дец! — резюмировал он. — Трамблер полетел.

    — Запасного нет? — спросил папа.

    — И что делать будем?

    Это сейчас есть мобильные телефоны, можно позвонить, вызвать подмогу, а тогда…

    — Много не доехали? — поинтересовался отец.

    Сгущались сумерки, близилась ночь.

    — Вот что, — после недолгих раздумий предложил дядя Федя. — Тут в километре отсюда заимка. Старушка там одна живет. У нее заночуем. А утром я в деревню сбегаю за подмогой.

    Мы подхватили чемоданы, и дядя Федя повел нас через лес. Вскоре мы вышли на поляну, на которой стояла маленькая приземистая избушка и несколько дворовых построек. Почти совсем стемнело. В окошке избы горел свет. Залаяла собака, привязанная цепью к конуре.

    — Тихо, Полкан! — прикрикнул на пса дядя Федя. — Свои.

    Дядя Федя вошел в сени, кивком приглашая нас за собой. Из сеней мы попали в комнату, единственную в избе. К потолку была подвешена керосиновая лампа, за столом сидела пожилая женщина, а возле печки хлопотала девчонка. Узкий сарафан обрисовывал её маленькую грудь, плотно облегал талию и попку. Из-под подола торчали сбитые до ссадин острые коленки.

    — Здоров, баб Нюр! — выпалил наш провожатый.

    — Здравствуй, Федя, — ответила старушка. — Чегой-то ты на ночь глядя?

    — Машина сломалась. Переночевать пустишь?

    — Ой, да где ж я вас положу? Внучка, вона, к мене погостить приехала. А кроватей в избе тока две.

    — Ничего. Мы с Николаем (так звали моего папу) на сеновале ляжем. Все равно я с рассветом в деревню пойду. А уж паренька пристрой как-нибудь.

    — Ну ладно. Садитеся к столу, сейчас ужинать будем.

    Девчонка поставила на стол чугунок с картошкой в мундире, плошку сметаны, несколько огурцов. Папа достал из своего багажа поллитровку, колечко краковской колбасы и банку шпротов. Взрослые выпили, и девке тоже налили, при этом она незаметно для окружающих показала мне язык. Собственно, это сначала, в тусклом свете керосиновой лампы, я принял ее за девчонку, ровесницу мне. Теперь, приглядевшись, я понял, что это уже девушка лет двадцати двух – двадцати трех. Девушку звали Зина. Пока взрослые вели свои беседы, я украдкой разглядывал ее. Плотненькая, рыжеволосая, с веснушками на лице и с двумя косичками. Не сказать, чтоб красавица, но не уродина, и определенный шарм в ней присутствовал. Зина тоже изредка погладывала на меня, но снисходительно, задирая нос, как старшая на какую-то мелюзгу.

    Поужинав, стали укладываться. Папа с дядей Федей ушли на сеновал, баба Нюра застелила большую металлическую кровать.

    — Вот тута, обои ляжете.

    — Чего?! — возмутилась Зина. — Мне с ним спать?

    — Ну не на пол же мне его класть. Дует, щели вона какие! Мышь пролезет. Ничего, валетом ляжете, ночь переспите. А то хошь, со мной ложися. Тока у мене кровать узкая, а ента вона — полуторка. Мы еще с дедом твоим покойным на ей спали.

    — Ладно, — нехотя согласилась Зина.

    Она расплела косы и тряхнула головой, расправляя волосы. Баба Нюра погасила лампу, легла на свою кровать за печкой, задернула занавеску.

    — Отвернись! — велела Зина.

    Я отвернулся. По шуршанию ткани догадался, что она сняла сарафан и надела ночную рубашку. Скрипнула кровать.

    — Иди. С краю ляжешь.

    Я снял рубашку и брюки, остался в майке и трусах. На ощупь добрался до кровати и лег валетом, то есть, головой к ногам. Одеяло было одно, Зина почти целиком завладела им, мне достался лишь краешек.

    Тишину в горнице нарушал стрекот сверчка и тиканье ходиков на стене. Вскоре к этим звукам присоединился храп бабы Нюры за занавеской. Над лесом взошла луна, протянула в оконце бледно-голубоватые лучи. В комнате стало светлее. Я лежал тихо, старался уснуть, но никак не мог. Я никогда не спал рядом с девчонкой, такое близкое присутствие Зины волновало меня. Я чувствовал запах ее тела, ощущал его тепло, поэтому был возбужден. Зина лежала на спине. Интересно, а она спит или нет?

    Я повернулся на бок лицом к ее ногам, от них пахло шикшей, вереском и багульником, видимо, она много бегала по тайге босиком. Протянув руку, я дотронулся до ее коленки. Зина не пошевелилась и недовольства не проявила. Это придало мне смелости. Наверное, она все-таки спит. А что, если…

    Я стал потихоньку поглаживать ее ногу, пробираясь рукой под подол ночной рубашки. Зина по-прежнему не протестовала. Я стал смелее гладить ее бедро и добрался до трусиков. Через ткань нащупал лобок и погладил его. Внезапно Зина протянула ко мне руку. Я даже вздрогнул от неожиданности, оказывается, она не спала! Скользнув ладонью по ноге, она извлекла на свободу мой член через нижнюю прореху трусов. Она сжала его в кулаке и стала двигать точно так же, как обычно это делаю я сам, занимаясь онанизмом.

    Я уже был близок к оргазму, но тут Зина отпустила мой орган, решительно сняла с себя трусики и потянула меня за руку.

    — Иди сюда, — прошептала она.

    Я устроился между ее ногами и опустился на неё…

    Когда я проснулся, уже рассвело. Зины рядом не было. В горнице было прохладно. Баба Нюра растапливала печь.

    — Проснулся?! — не то спросила, не то подтвердила она каким-то ворчливым тоном.

    Интересно, она догадалась, чем мы занимались с Зиной? Мне вдруг стало стыдно. Я покраснел и, стараясь не смотреть на бабу Нюру, быстро оделся и вышел во двор. По двору бегали куры. Дядя Федя еще до рассвета ушел в деревню. Папа умывался дождевой водой из бочки. Полкан дремал у своей будки. Заметив меня, поднял голову, рыкнул.

    — Я тебе! — прикрикнул на него папа.

    Почему-то мне показалось, что папа знает, что я этой ночью стал мужчиной. И вообще, все вокруг знают об этом.

    Полкан положил голову на лапы и снова задремал. В одном из сараев была приоткрыта дверь. Оттуда доносились звенящие звуки льющегося в подойник молока. Там на низкой табуретке спиной к двери сидела Зина и доила корову. Руки ее дергали вымя, молоко струйками текло в подойник. Я почему-то вспомнил, как эти руки почти так же ласкали мой член. Быть может, от дойки коровы у Зины такой навык обращения с мужскими причиндалами? А может, уже не один держала в руках.

    Я прошел мимо, стараясь, чтоб Зина меня не заметила. Почему я стыдился ее? Сам не знаю.

    Мы позавтракали вареными яйцами и творогом с парным молоком. Все это время я прятал глаза и молчал. Отец даже испугался, не заболел ли я.

    — У молодых одна болесть — на кого б залезть, — проворчала баба Нюра.

    Я покраснел еще сильнее, а Зина молча собрала посуду и вынесла во двор мыть.

    «И на фига эти намеки? — подумал я. — Ведь сама положила нас вместе.»

    Послышался шум мотора. Дядя Федя приехал на грузовике. Мы попрощались с бабой Нюрой, а Зины во дворе уже не было, она ушла на луг пасти корову.

    Деревня в Новой Зеландии решила избавиться от котов. За что?

    Скопировать ссылку

    Деревня в Новой Зеландии решила избавиться от котов. За что?

    Согласно инициативе, предложенной региональным советом, все котовладельцы в Омауи будут обязаны кастрировать своих питомцев, снабдить их микрочипами и зарегистрировать по месту жительства.

    После смерти животного завести нового кота будет уже нельзя.

    Мера вводится в качестве эксперимента: в случае успеха ее планируется распространить и на другие регионы.

    Поборники этого экстремального шага указывают на то, что кошки несут ответственность за гибель огромного множества птиц и млекопитающих ежегодно – и, по их словам, виноваты в этом исключительно люди.

    Доктор Питер Марра, возглавляющий Смитсоновский центр перелетных птиц, написал множество статей и книг по этому вопросу.

    Вопреки сложившимся против него предубеждениям, он говорит, что не считает себя котоненавистником и ничего не имеет против содержания этих животных в квартире.

    “Кошки – потрясающие питомцы, совершенно невероятные животные! Но им нельзя позволять разгуливать, где им заблагорассудится, – это ведь самое очевидное решение”, – объяснил он свою позицию в интервью Би-би-си.

    “Мы ведь никогда не позволяем ничего подобного собакам. Пришло время начать обращаться и с котами так же, как мы обращаемся с собаками”, – аргументирует ученый.

    Чиновники в Омауи заявляют, что эта мера оправдана, поскольку камеры видеонаблюдения зафиксировали, как кошки охотятся на птиц, насекомых и пресмыкающихся в окрестностях деревни.

    “Ваша кошка может спокойно жить в Омауи и вести привычный образ жизни, – говорит региональный менеджер операций по безопасности окружающей среды Али Миде. – Но когда она умрет, завести новую вам больше не разрешат”.

    Согласно плану, те, кто не захочет подчиняться решению, сначала получат предупреждение. Если это не подействует, животное будет изъято у владельца – однако, как подчеркивают чиновники, лишь в качестве самой крайней меры.

    Эта инициатива является частью более широкого плана по борьбе с вредителями, разработанного региональной администрацией, консультации по которому начались на этой неделе.

    Активный поборник кошачьего запрета, председатель благотворительного фонда защиты дикой природы Омауи Джон Коллинз утверждает, что эта мера необходима для сбережения особо ценных природных ресурсов.

    “Мы не котоненавистники, но мы хотим, чтобы наша природа и дальше изобиловала дикими формами жизни”, – сказал он местной прессе.

    Насколько опасны домашние кошки для природы?

    Дебаты о кошачьей популяции и эффекте, который домашние питомцы оказывают на дикую природу, ведутся не только в Новой Зеландии.

    Специалисты по охране природы давно бьют тревогу из-за урона, который наносят местным экосистемам бродячие кошки, а также домашние, которых выпускают на улицу.

    Как говорит доктор Марра, 63 исчезнувших вида диких животных по всему миру теперь связывают со стремительным ростом числа домашних кошек.

    Проблема ощущается особенно остро в районах с очень чувствительными экосистемами, как, например, Новая Зеландия.

    “Звучит, конечно, экстремально, но ситуация вышла из-под контроля”, – утверждает он.

    Он полагает, что любители кошек по всему миру должны в корне изменить свое отношение к содержанию этих животных. По его словам, их, насколько возможно, нужно брать из приютов, а не разводить на продажу, животные должны быть стерилизованы и упражняться в охоте не выходя из дома, при помощи игрушек, а если им и позволять выходить из жилища, то строго под контролем хозяев – например, на поводке.

    “Эта неприятная ситуация возникла не по вине котов, – настаивает ученый. – Вина за нее целиком ложится на плечи людей”.

    Благодаря фантастической популярности кошек, в том числе среди интернет-пользователей, их численность во всем мире не проявляет никаких признаков спада.

    “Они просто очень милы – мы видим изображения котиков повсеместно, что делает ситуацию еще более затруднительной”, – говорит доктор Марра.

    Точных данных о численности котов на планете нет, однако в США, как полагают, проживет около 86 млн одних только домашних кошек – примерно по одному коту на каждые три домохозяйства.

    Число бродячих или диких котов не поддается никакому измерению, и множество представителей дикой фауны становятся жертвами их когтей.

    По приблизительным оценкам, до четырех миллиардов птиц и до 22 млрд млекопитающих находят свой конец в кошачьих лапах в одних только США.

    В Британии популяция диких животных и птиц идет на спад, и эксперты также обвиняют в этом кошек. Общество изучения млекопитающих утверждает, что британские коты убивают около 55 млн птиц ежегодно.

    Прирожденные убийцы

    Это далеко не первый раз, когда котов рассматривают как бедствие или угрозу в Новой Зеландии – стране, которая хвастается тем, что эти ласковые хищники живут здесь в каждом втором доме.

    Они стали предметом горячих дебатов и в соседней Австралии, где гуляющие где придется коты ответственны, как утверждают, за преждевременную гибель миллионов представителей местной фауны каждый год.

    С 2015 года государство там финансирует различные программы по уничтожению бродячих котов, гордится самым крупным в мире противокошачьим заграждением, а также рассматривает план по введению общенационального комендантского часа для домашних кошек.

    Власти австралийских штатов, а также местные советы берут инициативу по борьбе с засильем кошачьих в собственные руки – запрещая котам выходить из дома после наступления темноты, вводя квоты для домохозяйств и обязательные требования по чипированию и стерилизации.

    Однако эти инициативы вызывают множество споров. В прошлом году организации по защите животных особенно остро критиковали один из местных советов в Квинсленде, который объявил награду в 10 долларов за каждый принесенный кошачий скальп.

    В Омауи местные жители заявили журналистам, что шокированы и озадачены планируемым запретом, и пообещали, что будут противиться ему.

    Жительница Омауи по имени Нико Джарвис, заявляющая, что три ее кошки помогают ей бороться с крысами в доме, сказала, что это предложение напоминает ей о полицейском государстве.

    “Это даже не регулирование возможности завести кота. Тебе просто напрямую говорят – завести кота нельзя”, – пожаловалась она газете Otago Daily Times.

    Новозеландское НКО Paw Justice, борющееся с жестокостью оп отношению к животным, рассказало об этих планах на своей странице в “Фейсбуке”, усомнившись в обоснованности данных, на основании которых оно было принято.

    Любители кошек отреагировали с гневом, указав в частности, что ядохимикаты, автомобили и сами люди вредят местной фауне в ничуть не меньшей степени.

    У местных жителей есть время до конца октября, чтобы высказать свои соображения по поводу антикошачьего плана региональной администрации.

    Деревня в Новой Зеландии решила избавиться от котов. За что?

    Небольшая деревня на южном побережье Новой Зеландии планирует пойти на радикальные меры по защите дикой природы — запретить всех домашних котов.

    Согласно инициативе, предложенной региональным советом, все котовладельцы в Омауи будут обязаны кастрировать своих питомцев, снабдить их микрочипами и зарегистрировать по месту жительства.

    После смерти животного завести нового кота будет уже нельзя.

    Мера вводится в качестве эксперимента: в случае успеха ее планируется распространить и на другие регионы.

    Поборники этого экстремального шага указывают на то, что кошки несут ответственность за гибель огромного множества птиц и млекопитающих ежегодно — и, по их словам, виноваты в этом исключительно люди.

    Доктор Питер Марра, возглавляющий Смитсоновский центр перелетных птиц, написал множество статей и книг по этому вопросу.

    Вопреки сложившимся против него предубеждениям, он говорит, что не считает себя котоненавистником и ничего не имеет против содержания этих животных в квартире.

    «Кошки — потрясающие питомцы, совершенно невероятные животные! Но им нельзя позволять разгуливать, где им заблагорассудится, — это ведь самое очевидное решение», — объяснил он свою позицию в интервью Би-би-си.

    «Мы ведь никогда не позволяем ничего подобного собакам. Пришло время начать обращаться и с котами так же, как мы обращаемся с собаками», — аргументирует ученый.

    Чиновники в Омауи заявляют, что эта мера оправданна, поскольку камеры видеонаблюдения зафиксировали, как кошки охотятся на птиц, насекомых и пресмыкающихся в окрестностях деревни.

    «Ваша кошка может спокойно жить в Омауи и вести привычный образ жизни, — говорит региональный менеджер операций по безопасности окружающей среды Али Миде. — Но когда она умрет, завести новую вам больше не разрешат».

    Согласно плану, те, кто не захочет подчиняться решению, сначала получат предупреждение. Если это не подействует, животное будет изъято у владельца — однако, как подчеркивают чиновники, лишь в качестве самой крайней меры.

    Эта инициатива является частью более широкого плана по борьбе с вредителями, разработанного региональной администрацией, консультации по которому начались на этой неделе.

    Активный поборник кошачьего запрета, председатель благотворительного фонда защиты дикой природы Омауи Джон Коллинз утверждает, что эта мера необходима для сбережения особо ценных природных ресурсов.

    «Мы не котоненавистники, но мы хотим, чтобы наша природа и дальше изобиловала дикими формами жизни», — сказал он местной прессе.

    Насколько опасны домашние кошки для природы?

    Дебаты о кошачьей популяции и эффекте, который домашние питомцы оказывают на дикую природу, ведутся не только в Новой Зеландии.

    Специалисты по охране природы давно бьют тревогу из-за урона, который наносят местным экосистемам бродячие кошки, а также домашние, которых выпускают на улицу.

    Как говорит доктор Марра, 63 исчезнувших вида диких животных по всему миру теперь связывают со стремительным ростом числа домашних кошек.

    Проблема ощущается особенно остро в районах с очень чувствительными экосистемами, как, например, Новая Зеландия.

    «Звучит, конечно, экстремально, но ситуация вышла из-под контроля», — утверждает он.

    Он полагает, что любители кошек по всему миру должны в корне изменить свое отношение к содержанию этих животных. По его словам, их, насколько возможно, нужно брать из приютов, а не разводить на продажу, животные должны быть стерилизованы и упражняться в охоте не выходя из дома, при помощи игрушек, а если им и позволять выходить из жилища, то строго под контролем хозяев — например, на поводке.

    «Эта неприятная ситуация возникла не по вине котов, — настаивает ученый. — Вина за нее целиком ложится на плечи людей».

    Благодаря фантастической популярности кошек, в том числе среди интернет-пользователей, их численность во всем мире не проявляет никаких признаков спада.

    «Они просто очень милы — мы видим изображения котиков повсеместно, что делает ситуацию еще более затруднительной», — говорит доктор Марра.

    Точных данных о численности котов на планете нет, однако в США, как полагают, проживает около 86 млн одних только домашних кошек — примерно по одному коту на каждые три домохозяйства.

    Число бродячих или диких котов не поддается никакому измерению, и множество представителей дикой фауны становятся жертвами их когтей.

    По приблизительным оценкам, до четырех миллиардов птиц и до 22 млрд млекопитающих находят свой конец в кошачьих лапах в одних только США.

    В Британии популяция диких животных и птиц идет на спад, и эксперты также обвиняют в этом кошек. Общество изучения млекопитающих утверждает, что британские коты убивают около 55 млн птиц ежегодно.

    Прирожденные убийцы

    Это далеко не первый раз, когда котов рассматривают как бедствие или угрозу в Новой Зеландии — стране, которая хвастается тем, что эти ласковые хищники живут здесь в каждом втором доме.

    Они стали предметом горячих дебатов и в соседней Австралии, где гуляющие где придется коты ответственны, как утверждают, за преждевременную гибель миллионов представителей местной фауны каждый год.

    С 2015 года государство там финансирует различные программы по уничтожению бродячих котов, гордится самым крупным в мире противокошачьим заграждением, а также рассматривает план по введению общенационального комендантского часа для домашних кошек.

    Власти австралийских штатов, а также местные советы берут инициативу по борьбе с засильем кошачьих в собственные руки — запрещая котам выходить из дома после наступления темноты, вводя квоты для домохозяйств и обязательные требования по чипированию и стерилизации.

    Однако эти инициативы вызывают множество споров. В прошлом году организации по защите животных особенно остро критиковали один из местных советов в Квинсленде, который объявил награду в 10 долларов за каждый принесенный кошачий скальп.

    В Омауи местные жители заявили журналистам, что шокированы и озадачены планируемым запретом, и пообещали, что будут противиться ему.

    Жительница Омауи по имени Нико Джарвис, заявляющая, что три ее кошки помогают ей бороться с крысами в доме, сказала, что это предложение напоминает ей о полицейском государстве.

    «Это даже не регулирование возможности завести кота. Тебе просто напрямую говорят, что завести кота нельзя», — пожаловалась она газете Otago Daily Times.

    Новозеландское НКО Paw Justice, борющееся с жестокостью по отношению к животным, рассказало об этих планах на своей странице в фейсбуке, усомнившись в обоснованности данных, на основании которых оно было принято.

    Любители кошек отреагировали с гневом, указав в частности, что ядохимикаты, автомобили и сами люди вредят местной фауне в ничуть не меньшей степени.

    У местных жителей есть время до конца октября, чтобы высказать свои соображения по поводу антикошачьего плана региональной администрации.

    Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

    «Убивать ради защиты природы»

    К 2050 году правительство Новой Зеландии планирует завершить масштабный проект по полному искоренению на территории страны ряда инвазивных видов млекопитающих, в том числе крыс, диких кошек и горностаев.

    Хотя это может показаться удивительным, еще совсем недавно по историческим меркам в Новой Зеландии не было млекопитающих. Наземные животные были представлены преимущественно ящерицами и птицами, среди которых было несколько нелетающих видов. Исключение составляли лишь два вида летучих мышей, а также морские млекопитающие – новозеландский морской лев (Phocarctos hookeri) и новозеландский морской котик (Arctocephalus forsteri).

    История завезенных видов начинается во второй половине XIII века, когда в Новую Зеландию прибыли предки народа маори. Они привезли с собой собак, а также полинезийских крыс, или киоре (Rattus exulans). Первых – осознанно, вторых – случайно. С XVIII века, когда на островах появились европейцы, с ними прибыли и корабельные черные крысы (Rattus rattus), а с 1860-х годов в Новой Зеландии завелись и серые крысы (Rattus norvegicus).

    Поселенцы привозили с собой европейских домашних животных: лошадей, свиней, коров и, конечно, овец, ставших важной частью новозеландской экономики. Но помимо этого они привезли и ряд других видов, которым лучше было бы не появляться в Новой Зеландии. Во-первых, новозеландцы оказались ничуть не умнее австралийцев и, желая охотиться, как это делалось в старой доброй Англии, привезли в Новую Зеландию европейских кроликов, которые тут же расплодились. Более того, завезли еще и зайцев-русаков. Для обеспечения охотников более крупной добычей во второй половине XIX века в новозеландские леса выпустили лосей (Alces alces), гималайских таров (Hemitragus jemlahicus), европейских ланей (Dama dama) и серн (Rupicapra rupicapra). Лоси прижились плохо. Последнего лося в стране видели в 1952 году. Но в 2002 году нашли сброшенные рога, тогда была предпринята кампании по поиску лосей. Автоматические камеры не зафиксировали ни одного лося, но были найдены следы лосиных лежек, объеденные лосями и следы рогов на деревьях. Лани, серны и гималайские тары размножились в довольно большом количестве, и на все виды в Новой Зеландии разрешена охота без ограничений.

    Относительно серн известно даже, кто несет личную ответственность за появление серн в Новой Зеландии. Это австрийский император Франц Иосиф I, подаривший в 1907 году новозеландскому правительству двух самцов и шесть самок. В ответ в Вену были посланы живые новозеландские папоротники, ящерицы и птицы для ботанического сада и зоопарка. Но в Новой Зеландии серны жили не в зоопарке, а в дикой природе возле горы Кука на Южном острове, и положили начало местной популяции.

    Когда кроликов и зайцев в Новой Зеландии стало слишком много, была допущена вторая ошибка. Фермеры стали требовать, чтобы из Англии привезли хищников – горностаев, которые бы стали контролировать численность кроликов. Выдающийся новозеландский орнитолог Уолтер Буллер предупреждал, как опасны могут быть хищники для местных птиц, но к нему никто не прислушался. В 1880-х годах из Британии стали привозить и выпускать в леса горностаев, а также ласок и хорьков. И что же? С кроликами куньи не справились, поскольку те, как обычно применили стратегию «размножаться с опережением», зато сами расплодились и подчистую уничтожили некоторые местные виды птиц. Помогли им в этом одичавшие домашние кошки.

    Завезенные млекопитающие стали причиной полного исчезновения 51 новозеландского вида.

    Наконец, еще один вид животных был привезен в Новую Зеландию, чтобы положить начало местному пушному промыслу. На этот раз далеко обращаться не стали, а взяли из соседней Австралии лисовидного поссума, известного также под названиями лисий кузу и щеткохвост (Trichosurus vulpecula). Завезенный в 1850-х годах этот вид на пике своей численности в Новой Зеландии к 1980 году насчитывал 60 – 70 миллионов особей. Благодаря усиленным мерам контроля к 2009 году популяцию удалось снизить до 30 миллионов.

    Распространение лисовидного посумма в Новой Зеландии

    Поссумы оказались переносчиками бактерий, вызывающих туберкулез крупного рогатого скота (Mycobacterium bovis), и животноводам Новой Зеландии пришлось потратить немало средств, чтобы взять распространение болезни под контроль.

    Хотя поссумы питаются листьями и плодами деревьев, они сумели нанести урон и новозеландским птицам, так как не прочь порой разорить гнездо, полакомившись яйцами и птенцами. Появление поссума нарушило экологическое равновесие: они стали конкурировать за пищу с местными птицами, ящерицами и насекомыми. Они также повлияли на количество некоторых видов деревьев, например, значительно сократив распространение дереваMetrosideros rata. Недовольны и фермеры – поссум активно уничтожает посевы. Наконец, у поссумов обнаружилась тяга грызть электрические провода. Поссумы при этом погибали, но и провода обрывались, порой оставляя без света целые населенные пункты. Чтобы избежать этого, опоры линий электропередач в Новой Зеландии стали обшивать жестью.

    На поссумов разрешена неограниченная охота. Их шкурки действительно дают сравнительно неплохой мех, причем производители называют его «эко-мехом», так как отлов поссумов помогает восстановлению экосистемы. Также мясо поссумов экспортируют в Тайвань, Гонконг и Малайзию, где их считают деликатесом и называют «медведь-киви». Используется оно и для изготовления корма для собак марки Possyum. Но отлов оказывается неэффективной мерой.

    Сократить численность поссумов помогает использование ядов, например, пестицида марки 1080 (фторацетат натрия). Вокруг использования этого вещества в стране ведется ожесточенная дискуссия. Активисты, выступающие в защиту животных, а также любители спортивной охоты выступают за запрет 1080, утверждая, что он наносит вред и другим видам, а также увеличивает поступления фтора в биосферу. Противники 1080 порой прибегают к нечестным методам борьбы. Так, в 2004 году активист Филипп Андертон продемонстрировал прессе мертвую птицу киви, утверждая, что она погибла от отравления фторацетатом. Но выяснилось, что киви погиб, попав в капкан, установленный для отлова поссумов, а Андертон завладел мертвой птицей. Куда серьезнее оказалась история, случившаяся в марте 2015 года, когда газеты получили анонимные письма, где содержалась угроза отравить детское питание в супермаркетах, если не будет введен запрет на использование фторацетата. Полиция проверила более 2600 человек и сумел установить отправителя писем. Им оказался бизнесмен Джереми Хэмиш Керр, который, как утверждается, был финансово заинтересован в запрете фторацетата. В 2016 году он был признан виновным в шантаже и приговорен к восьми с половиной годам заключения.

    В целом, как подсчитали ученые, инвазивные млекопитающие стали причиной полного исчезновения 51 новозеландского вида животных, преимущественно птиц. Среди них, например, новозеландский кустарниковый крапивник (Xenicus longipes) и смеющаяся сова (Sceloglaux albifacies).

    В XX веке годов ученые пытались оградить от проникновения диких кошек, крыс и горностаев некоторые небольшие острова, где был установлен заповедный режим. Часто эти усилия оказываются тщетными. Еще с 1890-х годов начал действовать заповедник на острове Резольюшен, куда специально переселяли вымирающих попугаев какапо (Strigops habroptila). Но в 1900 году горностаи добрались туда и за шесть лет уничтожили всех какапо на острове. Позднее еще на двух островах какапо были съедены дикими кошками.

    Насколько сложно держать ситуацию под контролем, показывает история, случившаяся с новозеландским биологом Джеймсом Расселом. В начале 2000-х годов Рассел, в то время готовивший диссертацию, провел эксперимент, в котором хотел изучить методы адаптации серых крыс, попавших на остров. Он получил разрешение выпустить группу животных, снабженных ошейниками с радиопередатчиками, на маленький островок у новозеландского побережья. Рассел, конечно, гарантировал, что его подопытные крысы не убегут и после окончания эксперимента будут вывезены с острова. Но одна из крыс сумела преодолеть 400 метров воды, отделявших этот остров от соседнего, и уйти в бега. Хотя радио-ошейник действовал, изловить ее оказалось нелегко. Биолог, с ужасом ожидавший, что его с позором выгонят из университета за распространение опасного инвазивного вида, 18 недель гонялся за крысой по сравнительно небольшому острову, пока, наконец, сумел ее поймать., использовав в качестве приманки тушку пингвина. Эта поучительная история была описана в статье журнала Nature и даже вдохновила автора детской книжки.

    Теперь Джеймс Рассел, работающий в Университете Окленда, стал координатором научных работ в рамках программы по избавлению Новой Зеландии от особо опасных инвазивных видов к 2050 году. Ученые полагают, что эта задача хоть и амбициозная, но вполне выполнимая. Сейчас уже более тысячи островов в мире были очищены от инвазивных видов животных (преимущественно, крыс), около двухсот из них – в Новой Зеландии. Но, конечно, эти острова по площади значительно уступают Северному и Южному островам Новой Зеландии. Самый большой из них – австралийский остров Маккуори – имеет площадь около 128 квадратных километров. Тогда как общая площадь Новой Зеландии составляет около 268 000 квадратных километров, причем там есть много населенных пунктов, где животные легко скрываются от преследований.

    Избавиться к 2050 году новозеландцы хотят от хищников (диких кошек и куньих), а также от крыс и поссумов. Миссию по сдерживанию крупных копытных по-прежнему возложат на плечи охотников, а избавиться от кроликов надежды, видимо, мало. Рассел и его коллеги разработали план, включающий применение новых типов приманок, ядов, а также генетические технологии, которые будут препятствовать размножению этих животных. Согласностатье, опубликованной ими в 2015 году, общие расходы составят 9 миллиардов новозеландских долларов (6 млрд. долларов США). Сумма кажется огромной, но надо помнить, что потери сельского хозяйства из-за недополученной продукции по вине диких хищников оцениваются в 3,3 миллиарда новозеландских долларов ежегодно. Еще 70 миллионов каждый год тратятся на текущую борьбу с крысами, горностаями и другими представителями инвазивных видов. Пока правительство и частные жертвователи готовы выделить три из девяти необходимых миллиардов.

    В 2008 – 2011 годах был реализован проект по очистке двух островов недалеко от Окленда: Рангитото и Мотупату, общей площадью 38 квадратных километров. От крыс удалось избавиться за месяц, оставшееся время посвятили борьбе с горностаями, кроликами, ежами (их тоже завезли в Новую Зеландию из Англии) и дикими кошками. После 2011 года перешли к карантинным мерам. Паром ходит на острова шесть раз в день, по выходным туда приезжают жители Окленда на лодках. Примерно раз в год перехватывают крысу или мышь, прибывающую на эти острова, но, по сообщению ученых, они до сих пор остаются чисты от инвазивных видов. Стоимость проекта составила 3,4 млн. новозеландских долларов.

    Авторы проекта помнят, что они должны сохранить местные виды, многие из которых находятся под угрозой вымирания. Эндрю Краличек (Andrew Kralicek) из Университета Окленда работает над созданием беспроводных электронных биосенсоров, которые могли бы обнаружить видоспецифичные молекулы. Такие устройства можно использовать в ловушках, а также контролировать с их помощью очищенные территории.

    Планируется использовать даже беспилотники, с целью обнаружения “противника”, а также для распыления ядов там, где это нельзя сделать с помощью вертолета. У новозеландцев уже есть большой опыт применения беспилотников, так как их применяют для слежения за стадами овец.

    Среди генетических методов борьбы в Новой Зеландии разрабатывается метод «троянских самок» (Trojan Female Technique). Он заключается во внесении мутаций в митохондриальный геном, ведущих к нарушению подвижности сперматозоидов. Поскольку эти мутации влияют на способность к размножению самцов, а митохондрии передаются потомству от самок, то мутации сохраняются в последующих поколениях, продолжая сокращать численность животных. Предполагается, что метод будет использован на тех популяция млекопитающих, которые уже будут сокращены при помощи традиционных способов. Компьютерные модели показывают, что он будет эффективен. Правда, на практике он реализован пока только на мухах дрозофилах.

    Большинство новозеландцев поддерживают программу. В стране действует несколько тысяч групп добровольцев, которые заняты расстановкой ловушек на хищников. Жители Крофтон-Даунса, в окрестностях Веллингтона, говорят, что им удалось очистить район от диких хищников, после того, как капканы начали ставить в каждом пятом дворе. «Новая Зеландия стала уникальным местом, где люди готовы убивать ради защиты природы», – комментирует усилия волонтеров Джеймс Рассел.

    На южном побережье Новой Зеландии будут избавляться от всех котов

    Небольшая деревня на южном побережье Новой Зеландии планирует пойти на радикальные меры по защите дикой природы – запретить всех домашних котов.

    Согласно инициативе, предложенной региональным советом, все котовладельцы в Омауи будут обязаны кастрировать своих питомцев, снабдить их микрочипами и зарегистрировать по месту жительства.

    После смерти животного завести нового кота будет уже нельзя.

    Мера вводится в качестве эксперимента: в случае успеха ее планируется распространить и на другие регионы.

    Поборники этого экстремального шага указывают на то, что кошки несут ответственность за гибель огромного множества птиц и млекопитающих ежегодно – и, по их словам, виноваты в этом исключительно люди.

    Доктор Питер Марра, возглавляющий Смитсоновский центр перелетных птиц, написал множество статей и книг по этому вопросу.

    Вопреки сложившимся против него предубеждениям, он говорит, что не считает себя котоненавистником и ничего не имеет против содержания этих животных в квартире.

    “Кошки – потрясающие питомцы, совершенно невероятные животные! Но им нельзя позволять разгуливать, где им заблагорассудится, – это ведь самое очевидное решение”, – объяснил он свою позицию в интервью Би-би-си.

    “Мы ведь никогда не позволяем ничего подобного собакам. Пришло время начать обращаться и с котами так же, как мы обращаемся с собаками”, – аргументирует ученый.

    Чиновники в Омауи заявляют, что эта мера оправдана, поскольку камеры видеонаблюдения зафиксировали, как кошки охотятся на птиц, насекомых и пресмыкающихся в окрестностях деревни.

    “Ваша кошка может спокойно жить в Омауи и вести привычный образ жизни, – говорит региональный менеджер операций по безопасности окружающей среды Али Миде. – Но когда она умрет, завести новую вам больше не разрешат”.

    Согласно плану, те, кто не захочет подчиняться решению, сначала получат предупреждение. Если это не подействует, животное будет изъято у владельца – однако, как подчеркивают чиновники, лишь в качестве самой крайней меры.

    Эта инициатива является частью более широкого плана по борьбе с вредителями, разработанного региональной администрацией, консультации по которому начались на этой неделе.

    Активный поборник кошачьего запрета, председатель благотворительного фонда защиты дикой природы Омауи Джон Коллинз утверждает, что эта мера необходима для сбережения особо ценных природных ресурсов.

    “Мы не котоненавистники, но мы хотим, чтобы наша природа и дальше изобиловала дикими формами жизни”, – сказал он местной прессе.

    Насколько опасны домашние кошки для природы?

    Дебаты о кошачьей популяции и эффекте, который домашние питомцы оказывают на дикую природу, ведутся не только в Новой Зеландии.

    Специалисты по охране природы давно бьют тревогу из-за урона, который наносят местным экосистемам бродячие кошки, а также домашние, которых выпускают на улицу.

    Как говорит доктор Марра, 63 исчезнувших вида диких животных по всему миру теперь связывают со стремительным ростом числа домашних кошек.

    Проблема ощущается особенно остро в районах с очень чувствительными экосистемами, как, например, Новая Зеландия.

    “Звучит, конечно, экстремально, но ситуация вышла из-под контроля”, – утверждает он.

    Он полагает, что любители кошек по всему миру должны в корне изменить свое отношение к содержанию этих животных. По его словам, их, насколько возможно, нужно брать из приютов, а не разводить на продажу, животные должны быть стерилизованы и упражняться в охоте не выходя из дома, при помощи игрушек, а если им и позволять выходить из жилища, то строго под контролем хозяев – например, на поводке.

    “Эта неприятная ситуация возникла не по вине котов, – настаивает ученый. – Вина за нее целиком ложится на плечи людей”.

    Благодаря фантастической популярности кошек, в том числе среди интернет-пользователей, их численность во всем мире не проявляет никаких признаков спада.

    “Они просто очень милы – мы видим изображения котиков повсеместно, что делает ситуацию еще более затруднительной”, – говорит доктор Марра.

    Точных данных о численности котов на планете нет, однако в США, как полагают, проживет около 86 млн одних только домашних кошек – примерно по одному коту на каждые три домохозяйства.

    Число бродячих или диких котов не поддается никакому измерению, и множество представителей дикой фауны становятся жертвами их когтей.

    По приблизительным оценкам, до четырех миллиардов птиц и до 22 млрд млекопитающих находят свой конец в кошачьих лапах в одних только США.

    В Британии популяция диких животных и птиц идет на спад, и эксперты также обвиняют в этом кошек. Общество изучения млекопитающих утверждает, что британские коты убивают около 55 млн птиц ежегодно.

    Это далеко не первый раз, когда котов рассматривают как бедствие или угрозу в Новой Зеландии – стране, которая хвастается тем, что эти ласковые хищники живут здесь в каждом втором доме.

    Они стали предметом горячих дебатов и в соседней Австралии, где гуляющие где придется коты ответственны, как утверждают, за преждевременную гибель миллионов представителей местной фауны каждый год.

    С 2015 года государство там финансирует различные программы по уничтожению бродячих котов, гордится самым крупным в мире противокошачьим заграждением, а также рассматривает план по введению общенационального комендантского часа для домашних кошек.

    Власти австралийских штатов, а также местные советы берут инициативу по борьбе с засильем кошачьих в собственные руки – запрещая котам выходить из дома после наступления темноты, вводя квоты для домохозяйств и обязательные требования по чипированию и стерилизации.

    Однако эти инициативы вызывают множество споров. В прошлом году организации по защите животных особенно остро критиковали один из местных советов в Квинсленде, который объявил награду в 10 долларов за каждый принесенный кошачий скальп.

    В Омауи местные жители заявили журналистам, что шокированы и озадачены планируемым запретом, и пообещали, что будут противиться ему.

    Жительница Омауи по имени Нико Джарвис, заявляющая, что три ее кошки помогают ей бороться с крысами в доме, сказала, что это предложение напоминает ей о полицейском государстве.

    “Это даже не регулирование возможности завести кота. Тебе просто напрямую говорят – завести кота нельзя”, – пожаловалась она газете Otago Daily Times.

    Новозеландское НКО Paw Justice, борющееся с жестокостью по отношению к животным, рассказало об этих планах на своей странице в “Фейсбуке”, усомнившись в обоснованности данных, на основании которых оно было принято.

    Любители кошек отреагировали с гневом, указав в частности, что ядохимикаты, автомобили и сами люди вредят местной фауне в ничуть не меньшей степени.

    У местных жителей есть время до конца октября, чтобы высказать свои соображения по поводу антикошачьего плана региональной администрации.

    Во Древних Рунах скрытый смысл, издревле всем напоминание: удел незрячих лишь — глагол, удел всевидящих — молчание.

    Читайте также:  Как спят необычные животные
Ссылка на основную публикацию